Cris Koyani

Ai no Kusabi:

попытка психоанализа

 

"Если бы я любил тебя, если бы ты любила меня -
как бы мы друг друга любили!"
Поль Жеральди

Вступление

"Вся сложность вопросов, на которые не может найти
ответа философия, заключается в том, что они
должны быть иначе поставлены" Артур Шопенгауэр.

Феномен АнК поистине уникален. Мне никогда не встречалось художественное произведение, так цепко и всесторонне завладевающее умами. Во всяком случае, я, никогда не отличавшийся чрезмерной увлекаемостью, потерял от него голову быстро и надолго. Возможно, в немалой степени это обуславливается восхитительной двусмысленностью всего, что составляет АнК, начиная от устройства мира и кончая буквально каждым поступком и каждой репликой. Этот мир, мир АнК, настолько расплывчат и аморфен, но в то же время настолько чарующ и харизматичен, что невозможно удержаться от соблазна до бесконечности трактовать его, пытаясь докопаться до самой глубины, самой сути, по какой-то причине от нас скрытой.

Это трудно. Не только эмоционально - проблема в исходной информации. Если задуматься, объективен только один первоисточник - роман, о котором все слышали, но мне ещё не встречался человек, который его читал (если вы - такой человек, свяжитесь со мной!). Как это ни парадоксально, всё, что мы имеем - не более чем фанарт и фанфикшн. Манга, аудиодрама, аниме - это всего лишь производные, рассчитанные на фанатов (о чём говорит, в частности, и тот факт, что аниме распространялось в Японии исключительно по подписке). Следовательно, мы можем делать субъективные выводы лишь с использованием материала, созданного на основе субъективных выводов. Мне страшно подумать о том, насколько сильно будет искажена информация, получаемая таким образом - но это всё, что мы имеем на данный момент. Немалым утешением мне служит то, что аниме умеет свою, не побоюсь этого слова, уникальную ауру. Я не знаю, насколько эта аура отвечает ауре романа, не знаю, насколько Ясон и Рики из фильма похожи на Ясона и Рики из книги и манги (хотя существует мнение, что манга и роман - это одно и то же, но сути это не меняет), но я знаю и люблю их такими, какими вижу в аниме - и пусть это послужит мне оправданием.

Таким образом, подчеркну ещё раз, что всё нижесказанное - анализ АнК-аниме, анализ мира АнК-аниме, анализ феномена АнК-аниме, и все выводы, которые я пытаюсь делать, строятся только и исключительно на анализе аниме. Может быть, мы теряем что-то с таким ограничением - но харизма аниме настолько мощна и уникальна, что я не думаю, будто сделанные на его основе выводы будут менее правдивы относительно этой истории, чем выводы, сделанные на основе книги.

Толчком к написанию этой статьи послужила аналитическая статья Шулдиха, так что предупреждаю, что буду время от времени её упоминать и, возможно, порой спорить с ней. Если кто-то, читающий эти строки, ещё не читал статьи Шулдиха по АнК - сделайте это непременно. Желательно до того, как прочтёте всё нижеизложенное.

Итак, начинаем.

 

Нелирическое отступление:

небольшой ликбез по теме

"Тычинка, Пупкин, - это не то, что ты думаешь. Тычинка - это..."
Из школьных воспоминаний.

Пишущий эти строки - во-первых, психолог по образованию, во-вторых, фрейдист по убеждениям. Поэтому, анализируя мотивации и взаимоотношения в АнК, я в первую очередь делаю упор на их глубинно-психологическую составляющую. Трудно удержаться от такого соблазна, ведь поведение героев АнК очень стройно и пластично вписывается в схему классического психоанализа. Более того - мне кажется, что с помощью этой схемы можно ответить на вопросы, на которые ответа, казалось бы, нет.

Поэтому бОльшая часть проведённого мною анализа базируется на классическом психоанализе Фрейда. В связи с этим считаю необходимым сказать несколько слов о базовых терминах, которые я потом буду активно использовать.

Теория Фрейда опирается на так называемую модель структуры личности. Состоит она из следующих компонентов:

Ид (Id, "Оно") - часть личности, полностью находящаяся в бессознательном, отвечающая за удовлетворения базовых потребностей - сексуальных и агрессивных, либо тех и других, но так или иначе - запретных, табуированных социумом. Это нечто тёмное, хаотичное, не подчиняющееся законам и правилам. Оно требует разрядки психической энергии, какой бы характер та ни носила.

Эго (Ego, "Я") - часть личности, отвечающая за принятие решений. Она стремится удовлетворить желания Ид, не входя при этом в открытый конфликт с социумом. Она подчинена принципу реальности, а не удовольствия, и всегда несёт на себе отпечаток тех условий, которые окружают личность.

Суперэго (Superego, "Сверх-Я") - система ценностей и норм, принятая в данном социуме. Она давит на Ид, ограничивая его воздействие на Эго. Это своего рода цензор, сторожевой пёс, который постоянно внушает Эго, каким оно должно быть, и выступает своего рода противовесом при своенравных желаниях Ид.

Кроме того, многие знают, что, по Фрейду, основными движущими силами поведения являются сексуальность и агрессивность (Эрос и Танатос соответственно). Причём проявляются они чаще не в прямом, а в завуалированном, символическом виде.

На сём ликбез завершаем и едем дальше.

 

Дефективность как норма

"Человек стоит столько, сколько то,
от чего он сумел отказаться"
Лев Новожёнов

Как справедливо утверждает в своей статье Шулдих (и не только он), Ясон априори дефективен. Он позволяет себе преступить правила, которые Блонди не преступают по определению. Трудно не согласиться, но дело ведь далеко не только в Ясоне. Дефективен Рики - как монгрел, в неменьшей степени, чем Ясон дефективен как Блонди. Дефективны их отношения как отклонение от принятых норм. И не идеально ли вписывается в эту общую дефективность сам факт того, что все отношения в АнК пронзительно гомосексуальны? Объясняется ли это банальным следованием канонам yaoi, или на то имеются свои, внутренне логичные причины? Иными словами: что есть АнК в первую очередь - yaoi или психологическая драма? Причина и следствие здесь взаимосвязаны. Разве могла бы существовать подобная история в пределах гетеросексуальных отношений? Разве могла бы она быть адекватно воспринята в таком случае? Очень сомневаюсь. Потому что это - та ниточка, которая связывает изломанный, дефективный, хентайный мир АнК с миром реальным; это та форма дефективности, которая воспринимается большинством вовне, а не внутри замкнутой системы уникальных отношений на Амой.

Дефективные герои на дефективной планете предаются дефективной связи. Это - норма АнК.

Все герои АнК осознают свою дефективность - в большей или меньшей степени. Они идут на поводу у своего Ид, терзаемые своим Суперэго, в результате страдает их Эго. Что такое Ид для Рики и Ясона? Ответить на этот вопрос - значит ответить на один из основных спорных вопросов: есть ли любовь в АнК? Ид - по определению сосредоточие запретного. В наших культурно-исторических условиях это агрессия и секс. Но смешно проводить такую же параллель даже с Японией (не будем забывать, что менталитет героев АнК ближе к восточному, чем к европейскому), не говоря уж об Амое, где секс в самых его извращённых формах не только не табу, но норма. Что же табу? Не те ли самые эмоции, не желание ли не только обладать, но и любить? Не этого ли так боятся герои АнК, не с этим ли безуспешно борются?

Почти безусловно это справедливо относительно Ясона. С этим созвучна и версия о том, что Блонди стерильны исключительно в выражении эмоций, но не в их переживании. Запрет на эмоциональность - вот основное содержание Ид Блонди, вот главная фрустрация Ясона. Суперэго Ясона - Рауль. Это внутренний цензор, который действует в нём и вне его, постоянно напоминая о долге, о ранге, о приличиях - о статусе, о социальных требованиях, нарушить которые стремится Ид для разрешения фрустрации. Поэтому, думаю, в отношении Ясона можно сказать с относительной уверенностью: его запрещённое - это любовь.

С Рики немного сложнее. Он дефективен как монгрел, он нарушает основные моральные требования своего социума. Но у монгрелов нет запрета на эмоциональность, напротив. Однако их табу точно так же связано с любовью, как и табу Блонди, только иным образом, с другой, полярной стороны. На что же у них запрет? Может быть, на ответственность? На самоотверженность? На альтруизм? Иными словами - на привязанность. Монгрелы - однодневки, они живут по принципу "здесь и сейчас", и рождённая из этого бесшабашность служит им главным оружием на пути к любой цели, будь то деньги или банальное выживание. Им нечего терять, и это их главная сила (что в своё время недвусмысленно скажет Гай). Любая привязанность, любая зависимость для них губительна и смертельна, потому что предполагает необходимость притормозить и взглянут на ситуацию в развороте - чего монгрелы физически не могут себе позволить. Да, у них существует система взаимоотношений, и в её пределах некая иллюзия ответственности остаётся. Но это формальная ответственность. Социальная. Не психологическая.

Это и есть табу монгрелов, пробуждающееся Ид Рики. То, что дают ему Бизоны и Гай, видимо, кажется ему зыбким. Он ищет стабильности, ищет привязанности, ищет зависимости, хоть и яростно отрицает это - но именно так трактуется его желание выбраться из Кереса, хотя он не может не знать, что ему дорога в лучшем случае в ряды мебели. И вот он встречает "просто Блонди". И практически сразу понимает, что зависим - следующий вопрос, от чего? От сексуального влечения? Непохоже. Выходит, от Ясона? Почему? Что даёт ему Ясон такого, чего не может дать никто другой, тот же Гай? Не ответное ли нарушение собственного табу? Что может быть более убедительным подтверждением чувств - что может привязать крепче, чем отказ от самого дорогого, что у тебя есть? И Суперэго Рики - Гай - всячески пытается вернуть его в рамки социально одобряемого среди монгрелов поведения, демонстрируя легкомыслие и безответственность, самодурство и эгоизм, пытаясь вернуть его таким показательном примером в рамки "правильной" действительности. Он не способен отказаться, в отличие от Ясона - он может только брать. Он пытается напомнить Рики, что и тот в своё время только брал, и Ясон только брал, и это было нормально. Но поздно: Рики уже дефективен, Ясон уже дефективен, и их дефекты подкрепляют и питают друг друга, помогая бороться с Суперэго каждого.

Но Суперэго не сдаётся так просто. Эго помогает ему в этом: оно привыкло быть послушным, а чувство страшного дискомфорта вынуждает идти на любые крайности, пытаясь восстановить баланс. Проще всего - прежний, ибо с ним привычно, с ним спокойно, с ним знаешь, как обращаться. Проще опираться на костыли, чем переломать неправильно срощенные кости с тем, чтобы дать им срастись заново: это слишком больно. И Ясон с Рики ищут оправдания, ищут пути бегства от Ид. Они не могут бороться с ним, но могут защитить своё Эго от его посягательств. И делают это с помощью системы отношений "хозяин - пет".

Для Рики положение пета - это оправдание зависимости от Ясона, с которой он (его Суперэго) не хочет и не может мириться. Это в немалой степени обуславливает садомазохистский характер их с Ясоном сексуальных отношений. Жертва соглашается быть связанной во время секса, дабы потом успокаивать себя мыслью, что её изнасиловали, и при этом получить желаемую сексуальную разрядку. Заставь меня сделать то, что мне нравится, потому что мне стыдно делать это самому - основной принцип садомазохизма, основой принцип отношений Рики и Ясона. Так Ид прорывается в жизнь Эго, избегая гнева Суперэго.

Для Ясона же его жестокость по отношению к Рики - это попытка удержаться в пределах привычной системы ценностей, попытка оправдать своё поведение, втиснуть его в социально допустимые рамки. Смотри, кричит он своему Суперэго, я унижаю его, я его использую, я причиняю ему боль - он ведь не более чем пет, видишь, всё о'кей, ну так отвернись, отвернись, и тогда я на секунду выпущу своё Ид… Редкие проблески нежности на лице Ясона - это именно те мгновения, когда его Суперэго, успокоенное, отворачивается. По сути, все без исключения (кроме последнего) разговоры Ясона и Рики - это на самом деле разговоры их Суперэго. Насилие и протест, презрение и защитная агрессия - это молчаливая игра, правила которой они бессознательно установили и которых они безукоризненно придерживаются, отвлекая взбудораженный мозг, пока тела и души заняты тем, что им нравится.

По логике, если в фильме присутствует персонификация Суперэго Ясона и Рики (Рауль и Гай соответственно), должна быть и персонификация Ид. Она и есть. Одна на двоих. И это совершенно естественно, учитывая то, что Ид Ясона и Рики хотят одного и того же. Потому Ид у них одно, общее. Догадались, о ком я?.. Именно о Катце. Он заодно с обоими. Он на подхвате у обоих. Он предупредителен с обоими, он жесток с обоими и с обоими честен. И не зря именно он первым и единственным заговаривает о собственно ai no kusabi, клине любви, как его переводят, и не зря делает это во время одной из "постельных" сцен. Его роль ограничивается ролью комментатора, но его появление и участие неизменно стимулирует Ясона и Рики к борьбе за то, что им обоим нужно на самом деле. Когда Ясон говорит с Раулем, когда Рики говори с Гаем, они хитрят и изворачиваются, сами того не зная. Говоря с Катце, они, сами того не зная, честны.

И это закономерно. Ясон и Рики - две части целого, потому их так тянет друг к другу. Эмоциональность Рики - и стабильность Ясона. Они стремятся к этому - это их объединяет. Но одновременно они видят негативные стороны (истеричность одного - стерильность другого) - это их отталкивает. Пока они не примут друг друга такими, каковы они есть, пока они не примут цельности в себе, целым они не станут.

Не раз звучала мысль, что ответить на вопрос, любил ли Рики Ясона, можно лишь зная, добровольно ли он пошёл на кастрацию, освобождавшую его от кольца-идентификатора. Если да - значит, не любил; если нет - значит, любил. Я же считаю: как раз наоборот. Если Гай кастрировал Рики насильно, мы не можем делать никаких выводов, потому что правильно было подмечено: АнК - история, состоящая из поступков, а это не поступок (со стороны Рики). Но если Рики пошёл на это добровольно, можно сказать с уверенностью: да, он любил Ясона.

Парадоксально? Вовсе нет. Кастрация могла бы свидетельствовать об обратном лишь в том случае, если бы Рики в сексе выполнял роль активного партнёра. Но это не так. Грубо говоря, в отношениях с Ясоном собственный член был Рики не так чтоб очень нужен. Следовательно, Рики избавляется не от пениса, а от кольца пета. Некоторые трактуют такой поступок как побег от Ясона. Я утверждаю: это шаг к нему навстречу, первый добровольный шаг, первый поцелуй, первый половой акт, инициированный Рики. Почему? Выше уже было сказано, что положения пета для Рики - оправдание перед Суперэго, удобная позиция жертвы, которую вынуждают к получению наслаждения. Кольцо пета - это всего лишь символ такого положения, символ иллюзорной зависимости, физической зависимости, которой на самом деле прикрывает зависимость психологическую, более недозволенную в изначально дефективном мире Амой, чем сексуальная. Добровольно пойдя на кастрацию, Рики отказывается от этой маски, столь удобной для всех. Он разрушает так долго и тщательно выстраиваемую защиту. Он наконец решает быть честным. Суперэго повержено, Ид прорвалось на волю. И тут возможны два варианты: Эго принимает Ид как оно есть, отметая защитные механизмы, ломая кости и позволяя им срастись заново, либо Эго раз и навсегда отвергает Ид, отказываясь от любых компромиссов с совестью, и возвращается к прежнему, "правильному" образу жизни. О том, какой из вариантов сработал в данном случае, можно судить только из поступков Рики. И он совершит такой поступок.

Но прежде чем это произойдёт, они оба пройдут долгий путь.

 

Символика в АнК

"Совы не то, чем они кажутся"
Дженнифер Линч

В АнК, как в отдельной уникальной вселенной, есть своя мифология и своя символика. Чаще всего она лишь подчёркивает смысл тех или иных сцен, но иногда даёт прямую, непосредственную информацию о том, что не передано ни действиями, ни словами, ни мимикой. На мой взгляд, в АнК два таких символа - волосы и сигареты.

Волосы в АнК вообще имеют уникальное значение, даже формально. В аниме об этом никак не упоминается, но мы знаем, что это один из фенотипов, по которым строится иерархия на Амой. Цитирую описание с manga.ru: "самое низшее сословие - черноволосые, далее, по возрастающей: рыжие, синие/зелёные, серебряные, и высшее - Блондины (Блонди)". Это описание, скажем прямо, смущает. За всё аниме в кадре ни разу не появляются люди с синими или зелёными волосами, зато появляются с сиреневыми (один из бодигардов, напавших на Рики в первой сцене). Однако так или иначе, волосы - формальный ярлык, по которому отличают своих от чужих. Хотя в зале аукциона мы видим темноволосых покупателей. Это наталкивает на мысль, что есть ещё какая-то корреляция с цветом кожи, но это так или иначе внешние факторы, касающиеся социальной структуры мира, а я не её сейчас рассматриваю. Хотя было бы интересно предположить, какая судьба на Амой уготовлена лысым.

Однако не случайно с волосами никто из героев АнК проблем не испытывает. И именно поэтому грешно не воспользоваться такой динамичной частью облика для передачи состояния и характера персонажа. Длинные волосы с давних времён во многих фольклорах считались символом силы. В данном случае этот символ, похоже, официальный: вы где-нибудь видели коротко стриженого Блонди? У Катце волосы короче, у Рики - и вовсе короткие в сравнении с остальными. У Гая волосы длинные, но он никогда их не распускает. Длина волос - это контроль, это возможность влиять на происходящие, это воля и степень подчинения ею других. Другой параметр - состояние. Причёска, проще говоря. Волосы Блонди всегда распущены. Это расслабление, это спокойное обладание и контроль силы, которую символизирует длина. Волосы Гая не распущены никогда: это напряжение, это страх потерять контроль над собственной силой, страх недооценить свои возможности. И, как оказывается, страх оправданный. Развевающиеся волосы - это свобода (по ассоциации с ветром), мокрые волосы - это беззащитность, растрепавшиеся волосы - это потеря контроля. Иногда, особенно в статичных кадрах, волосы героя говорят о нём больше, чем его лицо и слова. Игнорировать их было бы неправильно.

Значение сигарет обсуждали не раз, Шулдих предложил великолепную трактовку: сигареты и вино как символ воспоминаний. Логично, даже очень. Но вы же помните, это пишет фрейдист?.. Да-да, именно то, что вы подумали. Ещё Фрейд отмечал сигары и сигареты как типичный, почти архетипичный фаллический символ. Вино Блонди в данном случае - это всего лишь ассоциативная параллель с этим символом. Оно значит то же самое, но лишено столь явной сексуальной интерпретации - что весьма соответствует формальному запрету на секс. Блонди даже в символике асексуальны.

Но вернёмся к сигаретам. С ними в АнК совершают два действия: их курят и ломают (сминают, выбрасывают). Курение - классический для психоанализа символ полового акта, в первую очередь орального (а им Ясон с Рики не брезгуют). Но оно же символ фрустрации потребности в сексе - курит тот, кто... додумаете сами? Блонди не курят вовсе, Катце дымит как паровоз (что ему ещё остаётся?). Рики курит, вспоминая (тут привет Шулдиху), но о чём он вспоминает? Однако, фаллический символ - это не только символ непосредственно пениса и непосредственно секса, но и того, с чем социально ассоциируют пенис - с силой, с мужественностью, с контролем (ещё одна внутрисимвольная аллюзия - вспомним волосы). Соответственно, любое действие, связанное с уничтожением сигареты - это бессилие, бесконтрольность, беспомощность перед внешними обстоятельствами. Сломанная сигареты, смятый окурок - это признание своего бессилия, признание неспособности контролировать ситуацию, смирение с неизбежным. Даже в том случае, если это неизбежное приносит счастье.

Я говорю всё это для того, чтобы проще было анализировать отдельные сцены, к чему я, собственно, и приступаю. Надо же как-то аргументировать всё вышеизложенное, верно? Что ж, начинаю аргументировать. Впрочем, боюсь, как всегда, чем больше будет появляться ответов, тем больше будет возникать вопросов. Но это - издержки производства и специфика АнК. Надеюсь, меня поправят и дополнят.

 

Анализ ключевых сцен

"Я ещё не солгала,
Но себе уже не верю.
Знаешь, я с тобой была
Откровенней откровений.
Знаешь, я была верна
Твоему любому взгляду...
Я ещё не солгала,
Но уже забыла правду."
нна Тертенян.

Часть 1.

"Возвращайся в Эос, Рики. Игра продолжается".
Сами знаете кто.

Начало

Прежде чем мне удалось достать аниме, приходилось ограничиваться описаниями, артом и полутораминутным клипом, каким-то чудом найденным в сети. В ожидании, пока заветные компакты пройдут все круги почтового ада, я раз двадцать просмотрел этот кусочек. И уже раза с третьего понял: здесь что-то нечисто. С пятого - пришёл в восторг. С восьмого - привык следить за каждой сменой кадра, что впоследствии сильно затрудняло мне просмотр вожделенного аниме: я то и дело жал на паузу и придирчиво осматривал кадр. Думаю, логично начать именно с этого пресловутого кусочка. Тем более что он, как оказалось, великолепно передаёт дух АнК: сплошное нагромождение символов, двусмысленностей и откровенных непоняток. (Впрочем, про непонятки надо сказать, что они являются таковыми только с точки зрения сюжета - психологически всё достаточно стройно).

Итак, Рики в Мидасе. Один. Вот тут уже стоп. Зная о натуре Рики, требующей зависимости и инстинктивно её отторгающей, и о легкой параноидальности Гая, странно видеть лидера значительной преступной группировки в гордом одиночестве. Что он там делал? Знаю, присматривал машину для угона. Но почему походка у него такая пружинистая, лёгкая - больше он никогда так не ходит, только тащится, шаркая ногами. На лице странная полуулыбка. В машины заглядывает походя, мельком. Вообще он очень небрежен. Складывается впечатление, что эта вылазка для него - предлог. Для чего? Побыть наконец немного одному? Опять-таки, зачем? Ему надо было о чём-то подумать? О чём в таком случае?.. Сюжетная часть за кадром, точнее, вне его - но с учётом последующих событий можно предположить, что Ясон пришёл на хорошо удобренную почву. Рики что-то тяготило. Он чувствовал дисгармонию. Он хотел перемен. Не думаю, что материальных.

Бодигарды (элитные, если им верить). Легкая небрежность Рики ещё какое-то время сохраняется, потом, когда он понимает, что дело пахнет жареным, сменяется агрессией. Очень резко сменяется (NB! Резкая смена выражения лица вообще очень характерна для Рики). До того резко, что напоминает принцип "ах-да-я-вспомнил". Драка. Рики бешеным напором сметает бодигардов в аккуратную кучку и грозно наступает на их предводителя. Тот в испуге пятится. Они замирают - почему? Это один из самых непонятных для меня моментов в АнК. Стасис длится ровно столько времени, сколько требуется машине Ясона, чтобы подъехать к месту баталии. Глаз Ясона через тонированное стекло. Довольно прищуренный. И тут же - Рики и бодигард на дальнем плане. Друг против друга, агрессивно согнувшись. И машина с Блонди на переднем плане. Чёткая ассоциация: ринг. Петы резвятся, Блонди наблюдает. Я уже спрашивал (риторически), какого чёрта делал Рики в том месте? Теперь спрошу: а какого чёрта там делал Ясон? Почему он приказал Катце остановить машину? Или Катце сделал это сам? Не могла их привлечь уличная драка. Значит, привлекло что-то другое. Её участники? Конкретный участник? Почему-то мне кажется, что к АнК так и просится немалая предыстория. И ещё мне кажется, что Ясон и Рики встречались раньше.

Рики повержен превосходящими силами противника. Ясон появляется за спиной главного плохого парня, подобно супермену. Зачем? Эта сцена потрясает и интригует своей банальностью. Зачем Первому Консулу выходить из машины, рисковать своей жизнью или по крайней мере чистотой туфель, ради спасения жизни какого-то монгрела? Ответ на этот вопрос у меня один, до противного психоаналитический: Ясон хотел Рики. Сразу. С первого (если первого) взгляда. Подтверждение: нож. Оружие. Ещё один фаллический символ. Нож выпадает из руки бодигарда - и падает в ладонь Ясона. И тот сжимает кулак. Кулак с сияющим, словно раскалённым лезвием.

Бодигарды уносятся в ужасе. Почему - опять непонятно. Они граждане, если им верить. Вряд ли видели Блонди впервые в жизни. Откуда такая паника? Сиреневоволосый говорит "Блонди!" таким тоном, словно перед ним как минимум граф Дракула (или у сиреневоволосых особые отношения с Блонди?). Так или иначе, измочаленные враги убрались, "и никого между нами".

Дальше - пол-секнуды лицо Рики крупным планом, момент, повергающий меня в замешательство. Долю секунды Рики смотрит на Блонди потрясённо, как смотрят на спустившееся с небес божество - как непохоже на ужас бодигардов! Искра пробежала, что ли? А через миг - изумлённое, ошарашенное выражение, что-то очень напоминающее узнавание, самый подходящий вербальный эквивалент которому - "Это ты?!" И лишь потом - гнев. Так они виделись раньше или нет? Уже второй факт, подталкивающий к ответу "да". Вряд ли они разговаривали, во всяком случае имён друг друга не знали - но взглядами как минимум обменивались. Они оба демонстрируют в этой сцене тому подтверждение.

Ярость Рики кажется преувеличенной - пожалуй, больше нигде во всём аниме он не демонстрирует такого бешенства и, главное, не говорит "животом" - этническая японская речевая особенность, идущая от боевого клича самураев, когда фразы произносились на выдохе, что способствовало выделению адреналина. Свидетельство крайне воинственных намерений. Откуда такая злость? Тем более с учётом предыдущих взглядов? Ему помогли, он уже зависим. Наверное, впервые в жизни зависим - потому что впервые в жизни вольно или невольно принял помощь. Он это уже понимает. Противостояние уже началось.

Ясон: "Монгрел..."

Звучит почти разочарованно. Мол, а я-то думал. Что он думал? Что он мог думать? У него было на это время? Была информация?

Рики (всё ещё в ярости): "Подожди! Зачем (почему) ты спас меня?"

"Японский я выучу только за то, что им написали Кусаби". Английское why, которым переведена фраза Рики, в русском имеет два эквивалента: "почему?" (по какой причине) и "зачем?" (с какой целью) Если бы знать, что сказал Рики на японском, эта двусмысленность устранилась бы (возможно). Но пока эта фраза двузначна: она может означать и "С чего это тебе понадобилось вступаться за монгрела", и "Каковы твои дальнейшие планы насчёт меня".

Ясон: "Без особенных причин"

Врёт. По глазам вижу: прячет глаза, гад. А ведь любит смотреть в упор. Тут почему-то засмущался. На отвращение это непохоже.

Рики произносит сакраментальную самурайскую фразу. Ясон, не проронив ни слова, следует за ним. Как доверчиво! Или уверенно? Словно всё идёт по плану?..

Конец сцены: Катце в машине, наблюдающий за Ясоном и Рики. Дымящаяся сигарета в зубах. И улыбка, похожая на оскал.

Точно говорю, было что-то до. Ид знает. Ид в курсе. Оно следит за своими подопечными, потихоньку вступая в отведённую ему роль. Ид довольно. Оно сжимает сигарету зубами (предрекая следующую сцену) и хищно скалится. Попались. Оба. Всё идёт по плану.

Мотель

Истерика Рики закончилась. Он спокоен, немного отстранён. В голосе усталость, или мне только кажется?

Рики: "Я здесь только для того, чтобы вернуть долг"

Господи, а разве это и так не понятно?! Зачем же ещё?! Зачем это говорить? Разве что чтобы убедить в этом себя. Сам-то не уверен.

Ясон: "Ты хочешь вернуть мне долг телом? Как по-монгрельски..."

Сумасшедшая фраза! Первый Консул знает, что такое "по-монгрельски"! Он знает, что монгрелы не погнушаются вернуть должок натурой. Откуда? Горький личный опыт? И снова повторение очевидного для обоих факта, теперь Ясоном: ну ясно, для чего они припёрлись в этот клоповник. Не пульку же расписать, в самом деле. А интонация чего стОит? Лёгкая горечь, всё то же разочарование... Появившееся ещё на улице, в этом удивлённом "Монгрел...", оно всё ещё здесь. Ясон, Ясон, что же у тебя на уме? Что у тебя в памяти?

Реакция Рики чрезмерно бурная. Монгрел, он монгрел и есть. Рики же, судя по всему, смущает его происхождение.

И снова умопомрачительная реплика Ясона:

Ясон: "К несчастью (!) для тебя(!!), я ещё не настолько отчаялся(!!!), чтобы прикоснуться(!!!!) к монгрелу"

Почему это несчастье? И почему именно для Рики? От чего отчаялся Ясон (что он отчаялся, я просто вижу, а тут ещё он это подтверждает)? И почему он заявляет, что не будет прикасаться к монгрелу, если минуту спустя прикасается и очень даже ощутимо?:

Ему тоже плохо? Он тоже чувствует, как в нём потихоньку просыпается Ид? Он тоже искал что-то - кого-то - в Мидасе? И - возможно ли, что это не просто судьба, а что-то более прозаичное?

Дальше Рики ведёт себя как дешёвая шлюха, вульгарно подъяривая Ясона, но тот быстро ставит его на место.

Ясон: "Если ты так настаиваешь, я заставлю тебя заплатить мне".

Чувствую, что так мы далеко не уедем, но искушение копаться в каждой фразе слишком велико. Данная фраза могла бы стать эпиграфом ко всему АнК. Если ты настаиваешь, я тебя заставлю. Если ты так просишь, я сделаю тебе больно. Если ты хочешь, я отберу у тебя свободу. А если попросишь хорошенько, никогда больше не отпущу.

Садист и вуайерист Блонди демонстрирует свои нездоровые наклонности. Он только держит и смотрит. Он присматривается, подойдёт ли ему это тело. Хотя я думаю, что его больше интересует, как оно - тело - на это отреагирует, и не только в биологическом смысле. Когда он говорит: "Не волнуйся, я наслаждаюсь", взгляд у него совершенно отсутствующий, а голос - слишком прерывист. Где он? С кем он? Когда он? Ребята, что там раньше между вами было, а?!

Реакция Рики на первый контакт совершенно закономерна: отвращение и страх, переходящие в сдержанное удовольствие. Суперэго уже точит коготки о нежную шейку Эго, пока ещё молча. Надо ли говорит, что для Рики это не первый гомосексуальный контакт. И непохоже, что Ясон неприятен ему физически - зачем тогда спрашивать, не снимет ли Блонди одежду? Но защита уже включилась. “Плохо”, “противно” и “нельзя” уже пошли штурмом на настоящие желания. Рики им поддаётся. Он ещё не раз будет им поддаваться. Почти до самого конца.

Ясон: "Ни один идиот в Танагуре не станет снимать одежду, тренируя пета".

Рики: "Дай мне передышку... я не игрушка..."

Всё. Кодовые слова произнесены. "Пет" Ясона, "игрушка" Рики. Они уже всё решили. Они уже играют.

Возвращение

Прошло три года, о которых мы ничего не знаем. Рики возвращается с шумом и помпой. Интересно, он планировал такое возвращение? Похоже на Рики. Похоже на его Суперэго, падкое на крайности. Если зависим - то раб, если руководитель - то бог. Как картинно он снимает мотоциклетный шлем, разворачивается... На губах улыбка - лёгкая, почти издевательская. Мол, есть ещё порох в пороховницах. Приятно, должно быть, было ощутить прежние, позабытые радости. Радости тщеславия - те, которых теперь он начисто лишён.

Гай: "Рики... Ты Рики!"

Рики: "Давно не виделись".

Искренняя радость, трепетная нежность первого - и вопиющий формализм второго. Более банальной фразы он сказать не мог. На объятия Гая отвечает напряжённым терпением - сила привычки. В жестах сочетание уверенности с настороженностью, но, мне кажется, он присматривается к себе, а не к изменившимся обстоятельствам. Он прислушивается к своему Ид (ну как? не взвыло ещё?) и к своему Суперэго (довольно, теперь заткнёшься наконец?!).

Ещё один момент. Мы знаем, что Рики пробыл на свободе год. Если он описывается в аниме, то крайне скупо. Кажется, прошло гораздо меньше времени. Вывод: Рики не менее нескольких месяцев шлялся незнамо где. Почему он не возвращается к Бизонам? К Гаю? Он уже понял, что они не способны дать то, что ему нужно, но ещё не смирился с тем, что только Ясон может дать ему это, и только таки путём, которого Рики всё ещё до конца не приемлет. В конце концов он всё-таки возвращается в лоно семьи - весьма эффектно, вероятно, осознавая всё лицемерие такого показушничества.

Любопытно также то, что никто не спрашивает Рики, где его носило три года. Вернее, спрашивают, но это тоже не более чем формализм - ответа не ожидается. Только Гай спросит настойчиво, и то много позже. Такие пропажи были в его духе? (Звоночек всё тот же: было ли что-то у Рики с Ясоном прежде? Или не с Ясоном, но как-то с ним связано?). Или среди монгрелов не принято задавать вопросы старшим по званию? Ой ли. Обращение с боссом у них более чем фамильярное. Так почему они ни о чём его не спрашивают? Потому что им всё равно? И стал бы рваться Рики к Ясону, если бы в Кересе остался кто-то, кто спросил бы его: где ты всё-таки был, парень?

В сцене знакомства с Кири Рики преувеличенно спокоен. Почему-то вспоминается столь же преувеличенная злость во время встречи с Ясоном. Глыба льда, одно слово. Лёгкая ироничность, взгляд сверху вниз, многовековая мудрость в очах. Рики глушит стаут и лаконично философствует о постоянстве всего сущего. Судя по недоумённым гримасам Гая, ничего подобного за Рики раньше не замечалось.

Последующие прения с Кири на тему "кто круче" тоже кажутся формальностью. Рики спокоен, ироничен, лишь порой демонстрирует лёгкое раздражение. В этих сценах он как никогда похож на Ясона. Кажется, ему немного странно осознавать происходящее. В разговоре с Кири, вызывающего его на "дуэль", он делает очень странный жест: прижимает ладонь к щеке. Есть в этом что-то неудержимо кокетливое и столь же откровенно презрительное. Рики-лидер Бизонов продолжает вести себя как пет Ясона Минка - дерзко и обречённо. По принципу "Ну что ж, пусть будет так..." С Кири он ведёт себя так же, как вёл с Ясоном: я сделаю это, только отвяжись - но теперь он актив, а не пассив, хоть дело уже и не касается секса. Он имеет Кири по полной программе и, кажется, получает от этого удовольствие. Мне видится в этом попытка примерить на прежний, уже, казалось, покинутый социум новую модель поведения - модель, которую Рики асоциирует с освобождённым Ид и обманутым Суперэго. Но его фундаментальная ошибка в том, что нельзя перенести только модель, разрушив поддерживающую её истинную основу, и при этом сохранить положение. Он не может быть наглым самоуверенным Рики, получающим тепло и привязанность, не оставаясь при это петом Ясона. Потому что наглый и самоуверенный Рики в среде монгрелов получит только недоумение и неприязнь.

Аукцион

Монгрелы наблюдают за торгом. Кири навалился на перила, юное сознание жадно до новых впечатлений. Рики стоит дальше всех. На сцену даже не смотрит. Вид у него совершенно отсутствующий. Даже слегка обиженный - ага, понемногу начинает понимать.

Входит Ясон. С эскортом. (Какого чёрта он делал в Мидасе один?!)

Я долго не мог понять, что же написано на лице отшатнувшегося Рики. Не страх. Не гнев. Не ненависть. Потом понял - сожаление. Так смотрят на вожделенную вещь, которой некогда обладали и к которой никогда, ни при каких обстоятельствах не смогут больше прикоснуться. Знаю, странное сравнение для Рики, но лучшего сейчас не подберу. Сожаление, досада, смирение. Как прежде было смирение с тем, что он - пет, так сейчас - смирение с тем, что он больше не пет.

Взгляд Ясон вверх. Осмысленный такой взгляд: мол, я знаю, что ты здесь. Снова резкая смена выражения на лице Рики, как в первой сцене: ах да, надо же злиться. Положено по штату. Вот, уже и злюсь. В памяти - статичная картинка вечно одетого Блонди. В ореоле сияния. Божество. Ясон почти улыбается. Мне кажется, если бы он в ту минуту сказал: "Рики, иди сюда", тот бы прыгнул вниз с балкона.

Глупая (действительно глупая) реплика Кири рассеивает наваждение.

Кири: "Что такое? Ты боишься Блонди?"

Рики смотрит на него в ответ так, что тот шарахается. Его можно понять. Рики почти шипит. Правда глаза колет? Его уход больше всего напоминает бегство. И не зря он, уходя, зовёт за собой Гая: ему требуется поддержка Суперэго. Он чувствует, что слабнет.

Ясон и Юпитер

Вызов к шефу на ковёр. Бокал вина в руке и собственное отражение в нём. Сочетание памяти и сублимированного влечения - и бесстрастная внешность Блонди в ней, как молчаливый упрёк: помнишь, кто ты?

Гневные попискивания Юпитер.

Ясон: "Пет?.. А, ты о нём" (отпивает из бокала)

Чуть не проболтался. Конечно, ведь Юпитер не Суперэго. Она всего лишь непосредственный начальник и любящая мать, обмануть её легче, чем самого себя. Фраза Ясона совершенно ясно говорит об одном: он не воспринимает Рики как своего пета. Потому что если бы Рики был для Ясона петом, то без сомнения, самым любимым, и он был бы первым, с кем у Ясона ассоциировалось бы это слово. Но ничего подобного нет. Для Ясона Рики - он. Так - местоимением - говорят о единственном. Его не надо идентифицировать именем или статусом - он один существует в восприятии Ясона. Он понимает это и отпивает вина - глотает памяти и запретного влечения, с которыми у него прочно ассоциирован Рики.

Дальше Юпитер всё больше напоминает заботливую мамашу, вплоть до совершенно немыслимого физического контакта - интересно, это обусловлено её внутренней потребностью (хотя мне сложно себе такое представить) или знаниями о потребностях Блонди? Чем внимательнее смотрю фильм, тем меньше вижу пресловутых различий между Блонди и остальными людьми. Вот и сейчас: Ясону тоже приподнимают мордашку и дают по мозгам. Очень напоминает его собственно обращение с Рики.

Но самое интересное в этой сцене - её совершенная внешняя бессмысленность. Юпитер не очень довольна. И что? Социальное неодобрение в полной мере демонстрируют занудные речи Рауля. Так что я склоняюсь к мысли, что всё содержание этой сцены полностью сосредоточено в приведённой реплике Ясона. Рики - не пет.

Впрочем, есть ещё один забавный момент.

Ясон: (вероятно, о наблюдающих за аукционом монгрелах): "Они были всего лишь экскурсантами... Тебе не нравится, что я позволил им уйти?"

И смотрит на вино.

Шахматы

Рауль ждёт Ясона. Играет. Очевидно не с петом, хотя многие в зале держат петов при себе. Интересно, что партнёр Рауля, вставая, кланяется ему, но не Ясону.

Рауль: "Ты опоздал. Юпитер что-нибудь сказала?"

Мы видели, что Ясон пробыл у Юпитер не более минуты. Либо их разговоры традиционно отличались ещё большей лаконичностью, либо Ясон ещё какое-то время слонялся, обдумывая ситуацию. Мне почему-то больше нравится последняя мысль.

Ясон: "Да" (больше похоже на вздох)

Рауль: "Это о том монгреле по имени Рики?.."

О монгреле, не о пете. Для Рауля - который в этот момент превращается в Суперэго - возмутительно не то, что Рики пет, а то, что он монгрел.

Ясон отвечает глазами: да. Почти улыбаясь.

Рауль: "Так я был прав. Поэтому я просил тебя остановиться..."

Суперэго набирает обороты. Ясон молчит по-прежнему, сказать ему, в общем-то, нечего. Суперэго, огорчённое непробиваемостью подопечного, переходит к конкретным примерам. Небольшие манипуляции с шахматными фигурами призваны открыть глаза ошалевшему Ясону.

Ясон: "Так я глупый конь, бьющий пешку, когда мне объявлен шах?"

Непонятно, то ли его посетило озарение, то ли он просто издевается. И дальше Рауль говорит уже не столь абсолютно "суперэговскую" фразу:

Рауль: "Если бы я был Юпитер, я бы сделал вот так..."

Он сбивает коня ферзём и ломает его в руке. Он ясно даёт понять, что система в его лице уничтожит Ясона, если он не прекратит маяться дурью. Но тут очень смущает местоимение "я". Не только система уничтожит тебя - я уничтожил бы тебя, если бы мог. Если целенаправленно искать в АнК сексуальное притяжение Рауля к Ясону, то здесь присутствует искомое. Эрос и Танатос неразделимы. Секс и уничтожение - братья-близнецы. С чем созвучен и, подозреваю, врождённый садизм Блонди. Фразу Рауля (как Рауля, а не как Суперэго) в этом случае можно перевести примерно так: "Ты плохо себя ведёшь, и, если бы я мог, в наказание затрахал бы тебя до смерти".

Ясон почти испуган. Сложно сказать, кем - Раулем или Суперэго. Думаю, все же последним. Что ему какой-то Рауль.

Рики и Катце

Рики приходит к своему Ид. Ничего удивительного, что оно - Ид - узнаёт его по походке.

Катце курит (Ид вступает в свои обязанности). Крупным планом пачка. Среди плотного ряда белых фильтров - чёрный.

Эта сцена интересна сама по себе, но этот элемент подтверждает, что ни один кадр в АнК не нарисован просто так. Что обязывало аниматоров показать зрителям "чёрную луну"? Это совершенно не обязательно с сюжетной точки зрения. Катце мог купить её позже или просто взять другую пачку без всякого ущерба для сцены - сюжетно. Но психологически Ид уже напоминает Рики о тот, что Эрос и Танатос неразрывны. Что Ид - это не только запретное удовольствие, но и смертельная угроза. Его предупредили.

Предлог для разговора почти формальный: Рики длится сомнениями по поводу Кири. Катце вынимает изо рта сигарету (!), и произносит со значением:

Катце: "Почему бы тебе не спросить прямо, не Ясон ли это?"

Рики дёргается, впрочем, тут же берёт себя в руки. Думаю, реагирует он не на имя Ясона, а на слово "прямо". Прямо?! Ты меня обижаешь. Когда это я что-то делал прямо? Но Ид на то и Ид, что требует честности.

Рики: "Что ты собираешься сделать с моей бандой?"

Расширившиеся глаза Катце. Он выходит из терпения. Швыряет на стол браслет мебели - рядом с пепельницей, в которой лежит смятый окурок. Вспомним двойную символику поломанных сигарет: это память о том, что имело значение и что нельзя изменить.

Итак, Катце был мебелью, попытался хакерстовать, его застукали и примерно наказали. Психоаналитический смысл этой истории таков: Ясон уже имел опыт доверия своему Ид. Ид подвело его, обмануло это доверие, за что горько поплатилось. И теперь на Ид остался заметный шрам, напоминающий ему о нехорошем поведении. Странно, но в воспоминаниях Катце чем-то похож на Кири. Он явно очень молод, а волосы у него гораздо светлее, чем сейчас, даже со скидкой на освещение. Ясон снова предстаёт божеством, на этот раз карающим - очень созвучно с представлениями Рики. Оно и понятно: у Ид и Эго общие представления, общая форма воспоминаний. Может быть, общие сами воспоминания...

Что-то там всё-таки было.

Катце: "Если ты хочешь быть свободным, покинь Танагуру".

Подобная честность просто восхитила бы, если бы Рики не имел дело с Ид. Это Суперэго привыкло манипулировать и давить, обольщая ложными ценностями. Ид откровенно - это вполне в это духе. Ему не нужна победа, вырванная обманом. Поэтому оно считает необходимым заранее предупредить Рики о всех возможных последствиях и заодно показать путь к бегству. Зато потом он не сможет сказать, что его снова обманули.

Закончив исповедоваться, Катце прогоняет Рики довольно грубо - Ид сказало всё, что хотело, а Катце разговаривать не намерен. Когда Рики уходит, Катце потирает шрам очень странным, трепетным движением - словно ему дорог этот рубец. Как раньше фраза Рауля позволяла делать какие-то выводы про его чувства к Ясону, так и сейчас жест Катце приоткрывает его человеческую, не-символическую сущность. Не исключено, к Ясону у него что-то большее, чем страх и уважение.

Подстава

Беседа с Ид испугала и ослабила Эго Рики. Ему необходимо поддержка Суперэго, и он даёт ввязать себя в разговор.

Гай: "Рики, ты в порядке? Ты что-то скрываешь."

Заметил, называется. Не прошло и года (вспомним, что Рики вот-вот вернётся к Ясону, а "отдыхал" он год). Впрочем, для Суперэго фраза классическая. Ты от меня что-то скрываешь, бессовестный?

Теперь внимание!

Рики: "Гай, что ты будешь делать, если я оставлю Бизонов?"

Фраза, по формулировке очень похожая на то, что скажет вскоре Ясон. Причём оба они говорят это своим Суперэго. Формулировка восхитительная. Истинно самурайская: понимай как угодно, я-то знаю, что имел в виду, а тебе не догадаться ни в жисть. По форме - это прямое обращение к Гаю, о его дальнейшей судьбе, о его непосредственном отношении. Всё остальное - как бы между прочим. Затем это "если". Априори гипотетическое. Мол, я не говорю, что собираюсь уйти, но вдруг?.. И наконец: Рики не говорит, если я уйду к Ясону, даже если я просто уйду. Если я оставлю. Он декларирует, что его что-то не устраивает в настоящем положении вещей - но не называет место, где ему будет лучше. С такой формулировкой Гай может беситься сколько угодно, но Суперэго обвинить Рики не в чем. Видимо, Рики почти сознательно её подобрал: говоря, он смотрит не на Гая, а прямо перед собой, очень напряжённо.

Гай: "Что-то случилось? И ты даже не можешь мне сказать?"

По мнению Суперэго, обязательно что-то должно было случиться. Ведь раньше всё было хорошо, не правда ли? Всегда всё было так хорошо. Раньше тебя всё устраивало, не так ли?

Рики: "Нет, ничего. Забудь"

Спохватился. Это тебе не Ид. С ним не пооткровенничаешь. Он попытается в своё время, но как же плохо это закончится...

Рики: "Гай, не спускай глаз с Кири. Если что случится, беги несмотря ни на что".

Он уже всё понял. Он идёт на эту встречу, как овца на бойню. И ещё пытается оградить Гая от впутывания в это дело - и для того, чтобы не создавать ему проблем, и для того, чтобы избавиться от зоркого ока Суперэго.

Заметьте: на эту фразу Гай ничего не отвечает.

Собственно подстава. Не могу понять, какой приказ был отдан исполнителям. Никого не убивать? Логично: такого Рики Ясону не простил бы, даже со скидкой на садомазохистскую игру. Тем не менее ранить, и серьёзно, разрешалось. Очень изящно. У Ясона определённо есть чувство юмора (что подтверждает насквозь издевательская и очень декадентская сцена с наказанием Кири). Если бы Гай умер от потери крови, что бы делал Ясон? Рики и Кири на лифте: кто-то всё ещё утверждает, что Рики эгоист? Когда он едва не сиганул вниз из чистой солидарности - помочь всё равно ничем не смог бы?

Просматривая аниме в первый раз, я почему-то ждал появления Ясона. Нет, всё гораздо проще и логичнее. Катце. Суперэго осталось далеко внизу, мяч снова на стороне Ид.

Катце курит. Во взгляде Рики ненависть. Катце закрывает глаза, роняет сигарету, растирает её по полу носком сапога. Всё. Прости, парень, уже ничего не изменить. Ни тебе, ни мне.

И только потом выполняет формальную роль и арестовывает Рики.

Рики: "Ублюдок! Где Гай? Где остальные? Использовать грязные трюки против нас..."

Катце (в роли Ид): "Я предупреждал тебя, Рики".

Он (оно) в самом деле предупреждал. "Чёрной луной" в пачке. Сигарета смята. Изменить уже ничего нельзя. Никому.

Рики освобождают, но он платит за это - для начала - знанием о том, что он всё ещё пет. Более того - никогда не переставал им быть. Официально. Только ли?.. Когда его ведут по коридору, из камеры выводят сильно помятого Гая (ох, не случайно...) Сколько беспомощности в его лице! Сердце Рики обливается кровью. Его Ид предъявило на него права, и Суперэго получило по морде. Да как же такое может быть?! Всегда было наоборот.

Бильярд

Знаменитая сцена. В основном из-за того, что, как принято считать, в ней Ясон признаются, что любит Рики. При этом благополучно забывается, что в АнК герои крайней редко имеют в виду то, что говорят.

Разговор Ясона со своим Суперэго - от первой до последней реплики.

Рауль: "Ты вернул Рики назад? Зачем? Разве ты не отпустил его?"

Странно звучит - больше похоже на заботу о правах Рики, чем о репутации Ясона.

Ясон: "Три года, Рауль. Столько понадобилось мне, чтобы приручить Рики".

Перевод: эксперимент, не более того. Я ставил эксперимент. Я угрохал на него три года. Мне теперь интересен результат.

Рауль: "Ясон, я серьёзно. Не он. Юпитер не будет делать второго предупреждения".

Изумительно! Вполне в духе Суперэго: две противоречащие друг другу фразы в одной реплике. Не он (не этот грязный монгрел, заведи себе другого любимца!) - и тут же угроза санкций за чрезмерную увлечённость. При желании эту фразу можно рассматривать как своего рода ревность со стороны Рауля (да и взгляд у него нехороший, завистливый): не он, только не он, ты слишком к нему привязался.

Впрочем, дословно то же самое: "Не он!" - будет позже кричать Суперэго Рики.

И ещё - в продолжение темы предыстории:

Рауль (полушепотом): "Ты должен понимать это лучше кого бы то ни было".

Всё, теперь я просто уверен: что-то было! За Ясоном уже водились подобные грешки! Вероятно, именно они ослабили его Эго и сделали уязвимым для Ид. Вероятно, они привели его в Мидас тем днём.

Ясон выглядит почти несчастным. Потом, заметно приободрившись:

Ясон: "Я никогда не делал ошибок в моей работе ранее и не сделаю их впредь".

Получил? Я выполняю свою социальную функцию. Я всё делаю как надо. И не по фиг ли тебе, чем я занимаюсь в свободное от работы время?

Рауль: "Содержать пета-монгрела - само по себе проблема. Даже бОльшая, чем особенное к нему отношение".

Как ловко и аккуратно он это ввернул! Тема отношения к Рики, недозволенных чувств слишком опасна, чтобы Суперэго рискнуло наброситься на Эго в открытую. Оно тоже строит защиты, так же, как это делает Ид. Ид хочет любить - и маскирует это собственничеством. Суперэго не смеет любить - и маскирует это социальной пропастью. Если бы Рауль сказал прямо: "Ты не имеешь права его любить!", Ясон закономерно поинтересовался бы "Почему?", на что Раулю осталось бы только хлопать глазами. Но он говорит: "Ты не можешь содержать пета-монгрела. Это обозначено социумом. На это есть устоявшийся взгляд". И Ясону приходится это проглатывать. Хотя он отлично понимает, что на самом деле имеет в виду Рауль.

Рауль продолжает тянуть прежнюю волынку. Брови Ясона подрагивают, будто он едва сдерживается. Таки да: удар кием по шару, закончившийся пресловутым полётом в небесные сферы - типичная проекция. Могу спорить, Ясон с удовольствием заехал бы кием не по шару, а Раулю в глаз.

Настал момент истины.

Рауль: "Ты будешь смеяться, если я скажу, что люблю Рики... Рауль?"

Отматываем на десять минут назад. Рики и Гай в машине. Фраза Рики: "Гай, что ты будешь делать, если я оставлю Бизонов?" Интонация та же - отстранённость, пустой взгляд прямо перед собой. Фразы - идентичные. Ты будешь смеяться (что ты будешь делать) - иными словами, как ты отреагируешь. Если я скажу (если я оставлю) - если, это просто предположение. Что люблю Рики (что оставлю Бизонов) - гипотетическое нарушение запрета. Рауль (Гай) - обращение к Суперэго по имени, чтобы усыпить его подозрения - я с человеком говорю, с человеком, который хочет мне добра, хоть и достал меня по самое не могу, с человеком, не с собой...

Ни Рики, ни Ясон так и не получают ответа на свой вопрос. Только шок на лицах Суперэго. Как ты мог подумать о таком?! Я не подумал. Я просто спросил.

К сожалению, этот эпизод говорит о любви Ясона к Рики столько же, сколько вышеописанная сцена с Гаем - о любви Рики к Ясону. То есть - ничего. Пора бы привыкнуть, что японцы никогда не говорят прямо того, что думают.

В квартире Рики

Моя любимая сцена.

Никогда больше Ясон не будет вести себя, как мурлычущая кошка. На это стоит посмотреть.

Занятно, что по форме этот эпизод напоминает очень стандартную сцену из американских триллеров: маньяк набрасывается на жертву в душе, когда она мокрая и голая - максимально беззащитная. Не думаю, что ассоциация случайна - Ясон и Рики изначально играют в палача и жертву. Было бы странно, если бы не возникло подобной аллюзии.

Рики в душе вспоминает недавние события. Надо отметить, что во всех остальных случаях воспоминания Рики носят непредметный, обобщённый характер - он видит собирательные образы. И не случайно, что все другие воспоминания Рики связаны с Ясоном. Ясон - его вселенная, его мировоззрение, он не нуждается в конкретизации. Бизоны - это несколько субъектов, это отдельные картинки, не складывающиеся в цельный паззл - и думает Рики о них соответственно.

Рики: "Чёртов Ясон" (в субах употреблено более ядрёное словечко).

Конечно, чёртов Ясон. Тот, кто не даёт этим картинкам стать цельным образом - именно поэтому чёртов. Он сам цельный образ и не собирается ни с кем ассимилироваться. Его права на сознание Рики безраздельны.

Рики выходит из душа в халате. Монгрел в халате! Умора! У него всегда были такие манеры? Очень сомнительно. Могу поспорить, до знакомства с Ясоном Рики вообще не знал, что такое халат. Слишком аристократично, слишком холёно. По-петски.

Он вытирает голову полотенцем. Вспоминаем: мокрые волосы - признак беззащитности.

Ясон: "It's bеen a long time".

Затрудняюсь перевести эту фразу. Что-то среднее между "Давно не виделись" и "Это тянулось так долго". В первом случае - формализм. Во втором - почти аналог "Иди ко мне".

Так или иначе, Рики замирает от одного голоса Ясона. Давно не слышались. Сейчас он как никогда женственен: в халате, с полотенцем на голове, ошарашенный, мокрый и беспомощный.

Рики: "Ясон. Зачем ты пришёл?"

Вот тут однозначно: зачем, а не почему. Что ты собираешься делать.

Это говорится растерянно, испуганно, с дрожью в голосе. И - уже привычно вспоминается, как надо себя вести. Начинаются всякие "убирайся" и "не хочу тебя видеть".

Ясон (слегка улыбнувшись): "Я пришёл to fetch тебя".

Как же мне не хватает знания японского! Английское to fetch переводится (в данном случае) и как банальное "я пришёл за тобой", и (вообще) как "добиться", "доставить удовольствие" и даже "ударить". А ещё есть редкое, но очень интересное значение "проявлять нечто скрытое - проливать кровь, высекать огонь и т.д." Все значения подходят просто идеально. Великий могучий английский язык.

Ясон наступает, Рики пятится, хотя делает это так спокойно, что мне кажется, будто он сознательно и целенаправленно идёт к кровати. Только задом. Что тоже символично.

Рики падает, Ясон на подхвате. Сейчас что-то будет. Рики это чувствует и мгновенно прячется за Суперэго.

Рики: "А как же... что же будет с Гаем?"

Такая злость была на его лице только во время первой встречи. Голос, правда, звучит гораздо спокойнее. Он чувствует, что вот-вот сдаст позиции, и цепляется за Суперэго с яростью отчаяния.

Ясон рассказывает о том, что собирается сделать с Гаем, достаточно подробно и глубоким эротическим полушепотом. Рики млеет - то ли от ужаса, то ли от удовольствия.

Рики: "Что ты хочешь, чтобы я сделал?"

Не "Что ты хочешь от меня". Рики понимает: его роль в этой игре пассивна лишь формально. Он не менее активен, чем Ясон. Ясон ждёт от него поступка, а не тупой покорности. В глубине души они оба это знают.

Ясон: "Возвращайся в Эос. Игра продолжается".

Ещё одна фраза-символ. Это игра, и Ясон это понимает. Рики тоже. Просто последний не хочет играть на территории первого. Там он будет выглядеть побеждённым. И не важно, что на самом деле победят оба.

Всё, что происходит дальше - ритуал. "Окольцовывание" Рики и поднадоевшие заявление Ясона о том, что "ты был и всегда будешь моим петом". Чтобы напомнить правила игры, не более того. А игра уже началась: подстава - продолжение той же игры. Рики вернулся бы рано или поздно. Но он не может сделать этого добровольно, а Ясон не может просто попросить - Суперэго сметёт обоих. Поэтому Ясону опять приходится вынуждать Рики, в этом случае - шантажировать. Очень умный ход - ведь предметом шантажа является воплощение Суперэго!

В глазах Рики неподдельный ужас. Всё начинается сначала. А он-то думал, что смог избавиться от этого. Но Суперэго далеко, оно сейчас не поможет.

А Ид сидит в машине внизу.

И курит.

Ясон берёт Рики за волосы и беззастенчиво трогает - довольно грубо, несмотря на предыдущее заявление. И тут Рики делает очень интересный жест: вцепляется в трико Ясона, то ли отталкивая, то ли притягивая его. Это именно то, что он делает безостановочно уже четыре года: и отталкивает, и притягивает.

Момент, где Ясон вытирает кровь, текущую из прокушенной губы Рики, своей щекой, неизменно вызывает у меня улыбку. Ужасно напоминает поведение моей кошки. И мурлычет точно так же.

Ясон: "Ну?.."

Рики: "Сделай это..."

Его никто не вынуждал это говорить. И хотя произносит он эти слова с видом мученика, это именно то, что он хотел сказать. И, по счастливом совпадению, именно то, что Ясон хотел услышать.

В этом месте у меня глюк записи. Скажите кто-нибудь, Рики правда закрывает глаза, когда Ясон целует его, или мне только кажется?

Машина Ясона. Катце. Курит. Вспоминая вырывающегося Рики. Сейчас он не Катце. Он - общее Ид обоих. И он говорит фразу, пожалуй, единственную, из которой можно сделать вывод о том, есть ли любовь в АнК. "Я думаю, люди могут называть это любовью", Перевод очень корявый, но по смыслу точный. Сам Катце сейчас не человек - он запретная сущность Ясона и Рики. Эта сущность курит. И ломает сигарету. И хмурится. Камень покатился.

Всё.

Гай и Рики: разбор полётов

Тяжёлая сцена. Начиная с этого момента почти все сцены будут тяжёлыми.

Рики снедает чувство вины. Он предал Суперэго по всем параметрам. Его немного утешает то, что воплощение Суперэго - Гай - при этом не только не пострадал, но даже был спасён. В всяком случае, так думает Рики. Дабы закрепить успех, он приходит за Гаем.

Рики: "Это моя вина..."

Гай: "Не говори так. Это на тебя не похоже".

Что не похоже? Не похоже признавать свои ошибки? Не похоже принимать ответственность за содеянное? Привыкай, Суперэго. Эго больше не позволит тебе решать за себя, в чём оно виновато и в чём нет. Начнёт оно с признания вины за то, в чём действительно повинно. А закончит - отрицанием вины, которую ты пытаешься ему навязать.

Они уходят вдвоём. Обнявшись. Под дождём. Мокрые.

Квартира Гая. Я понимаю, почему Рики не повёл его к себе.

Гай: "Рики. Почему мы больше не спим вместе?"

Так, началось. Думаю, сейчас говорит Гай, а не Суперэго.

Дальше - мучительно: давай начнём сначала и т.д. Гай очень нежен. Взгляд побитой собаки. Верной и преданной. Смотрите внимательно, больше вы Гая таким не увидите. По сути, больше вы Гая не увидите вовсе. Суперэго вытеснит его полностью.

Рики выглядит так, словно ему действительно плохо. Он очень напряжён, стискивает кулаки. Думаю, он реагирует не на нежность Гая, а на фразу "начнём с начала". Ничего нельзя начать с начала. Нет никакого начала. Всё жизнь, бывшая до встречи с Ясоном - ненастоящая. Все начала и и окончания в ней - сон. Самообман. Мне кажется, именно в этот момент Рики это понимает.

Рики: "Гай, это другое!"

Странная фраза. Кажется, он отвечает своим мыслям, а не Гаю. Потому и кричит.

Потом говорит про Ясона. Пока что абстрактно.

Гай (вскакивая): "Что ты имеешь в виду? Ты что-то должен Блонди?!"

Всё. Прощай, Гай. Ты был хорошим парнем, но теперь тебя нет. В твоём теле навеки поселилось Суперэго Рики. И ведёт оно себя так же, как Суперэго Ясона. Вспомним Рауля: "Монгрел, Ясон! Он же монгрел!" Гай: "Блонди?!" Всё та же ширма в виде кастовых различий. Правда слишком страшна, чтобы Суперэго могло её принять.

Рики: "Я... я пет Ясна".

Гай (в потрясении): "Рики... пет".

Видали? Суперэго - это вам не Гай. Суперэго нет дела до Рики, до Ясона, до чувств. Оно реагирует только на слово "пет". Игрушка, секс-кукла, вещь. Монгрел! Да как же такое возможно?! Не важно, чья, не важно, хочет ли этого - он вещь! Щёлк, зажужжало: да как ты, монгрел, лидер банды, мог скатиться до такого?!

Хм, надо признать, на месте Суперэго Рики я бы тоже набил ему морду. Такие оскорбления не обходятся малой кровью.

Момент: когда Гай опрокидывает стол, с него летят перевёрнутые чашки с кофе. Обратная аллюзия от вина Блонди - всё та же потеря контроля.

Гай (колошматя Рики): "Ты говорил(!), что скорее умрёшь, чем будешь suck up к кому бы то ни было(!!)!"

Опять очень двусмысленно и даже пошло: "suck up" с английского переводится как "подлизываться" и как "сосать". Кроме того, тут два очень интересных момента: ты говорил (как созвучно ясоновскому "если я тебе скажу..."! - и здесь ты должен был по крайней мере сказать! ты, сволочь, пусть ты не чувствуешь этого, но хотя бы скажи это, чтоб совесть - то есть я - была чиста!); кто бы то ни было - Ясон ни при чём, Блонди ни при чём, просто монгрел Рики уронил своё достоинство. Не важно, зачем ему это понадобилось. Для такого нет оправданий. И это всё, что интересует Суперэго.

В сторону: интересно, каковы были сексуальные отношения Рики и Гая? Кто из них был уке?

Гай (чуть не плача): "Пет Блонди?! Это твой ответ?!"

Избитый Рики: "Прости..." (что переводится как: "Да, именно это мой ответ. Это, и больше ничего. Что ещё я могу тебе сказать? Что ещё я имею право тебе сказать, чтобы ты меня окончательно не растоптал? Если я скажу, что люблю его, ты меня просто убьёшь. Хотя такой ответ был бы менее болезнен для нас обоих").

Лицо Рики в этот момент (на мой взгляд, один из самых удачных кадров) - в ссадинах, с закрытыми глазами. И волосы развеваются вокруг него. Свобода.

Дальше - вариации "и не стыдно тебе?!" с финалом "уходи и не возвращайся". Мне кажется, Рики должен был испытывать облегчение. Он выстроил заново неумело разрушенную защиту и наконец оповестил о ней Суперэго. Мавр сделал своё дело, мавр может уходить.

И уходит.

Под дождь.

Ясон с вином. "Рики." В интонации - "прости".

Рики с сигаретой. Память о Бизонах - рваные кадры, не складывающиеся в цельную картинку. Как сон.

Снова удачный кадр.

Рики: "Это был сон".

В памяти Рики всплывает Катце - Ид, предупреждающее, что ему лучше уехать, Ид, трепетно трогающее шрам.

Рики выбрасывает сигарету.

Смятый окурок, ещё дымящийся, на фоне мутно удаляющегося силуэта.

Это был сон. Впереди - явь. От неё нельзя проснуться. Её уже не изменить.

 

Часть 2.

"Тот человек, которого ты любишь во мне, конечно, лучше чем я:
я не такой. Но ты люби, и я постараюсь быть лучше себя"
Михаил Пришвин.

Покушение на Ясона

Не буду комментировать эту сцену детально: в ней больше социально-политического смысла, чем психологического, который меня в данный момент интересует. Хотя, пожалуй, если собирать так же по крупицам информацию о мироустройстве АнК, эта сцена для анализа будет ключевой. Может, когда-нибудь я и займусь этим, но сейчас меня интересует только динамика осознания героями своих потребностей, то есть в данном случае - изменения в осознании Ясона.

Рауль: "Ты опора синдиката, правящего Танагурой. Тебя непросто заменить. Если ты removed, основа пошатнётся. Никогда не делай глупостей, которые могут превратить тебя в Ахиллеса".

Слово removed может иметь здесь два значения "убить" и "устранить". И в таком ракурсе оно несёт оттенок скрытой угрозы. Рауль здесь снова выступает как Суперэго. В приведённой реплике заключена двойная манипуляция. С одной стороны, отчаявшись воззвать к кастовой гордости Ясона, он напоминает о его, Ясона, социальной значимости - удар ниже пояса. По принципу "не думаешь о себе, так подумай о других". Эта манипуляция уже уровнем глубже. С другой стороны - в этих же словах присутствует почти прямой намёк на то, что, в случае дальнейшего неповиновения, Ясона всё-таки придётся приструнить (устранить), а ведь без него Танагуре придётся туго... Угроза расправой и давление на социальную ответственность - два в одном. И здесь же - недвусмысленный намёк на Рики.

(Почему-то снова с использованием античной мифологии. Юпитер, Ахиллес... Хм, невольно вспоминается, что вся основная терминология психоанализа идёт оттуда же: Эдип, Электра, Эрос и Танатос...)

Вдруг подумалось: а не могло ли это покушение быть организовано Юпитер? Может, даже при участии Рауля? Заведомо неудачное, разумеется? В воспитательных целях?

Но это уже политика.

Ясон: "Рауль, я говорил тебе, что больше не намерен обсуждать с тобой Рики. До тех пор, пока я безукоризненно выполняю свои обязанности как Блонди, даже Юпитер не может вмешиваться в мою личную жизнь".

Вот так. Первый Консул реагирует не на угрозу, не на воззвание к выполнению обязанностей - на упоминание о своём любовнике. Похоже, у него понемногу вырабатывается условный рефлекс. Однако он прекрасно понял смыслы слов Рауля и ответил на оба этих смысла: я безукоризнен как Блонди, и на этом тебе не подловить меня, это раз; я и Юпитер готов послать куда подальше, не говоря уж о тебе, это два. Последнее слово остаётся за Ясоном. Жаль, что не видно выражения лица Суперэго в этот момент.

Рефлексии Гая

Оставшись без Рики, Гай упорно демонстрирует парасуицидальное поведение.

Люк: "Гай, я понимаю, что ты чувствуешь, но всё же, полегче..."

Гай: "ЧТО ты понимаешь?!"

Действительно. Люк ничего не понимает. Ему не дано. Тяжкая доля - быть Суперэго дефективного парня. Обратите внимание: во время сумасшедшей гонки волосы партнёра Гая треплются на ветру. Волосы Гая неподвижны, словно он вылил на них флакон геля. И следующий кадр - очень интересный с точки зрения символики волос. Гай спиной к зрителю. Волосы треплет ветер. Но они по-прежнему собраны в хвост. Страшная сила, всё ещё держащаяся в узде, рвётся на свободу.

Гай: "Рики... Неужели ты действительно пошёл к Блонди? Бросил нас... меня?".

К Блонди - не к Ясону. Если бы это был Гай, если бы в Гае всё ещё говорил он сам, ревность была бы персонифицированной. Но нет - Рики ушёл к Блонди. В другую касту. Туда, где всегда останется низшим. И не важно, с кем он будет проводить ночи. Главное - как низший. Поэтому "меня" в этой реплике надо воспринимать не как "меня, Гая", а как "меня, Суперэго". Мы - это не Бизоны, это мир, от которого Рики снова отказался. Мир, которому он, по большому счёту, никогда не принадлежал.

(Чуть не забыл: в самом начале этой сцены Люк говорит: "Рики снова исчез". Занятное "снова". Снова - это во второй раз? Или в третий? В пятый?.. Это говорится очень спокойно).

Гай: "Нет, не то... Это он! Он использовал грязный трюк и украл у нас Рики".

Я просто влюбляюсь в это аниме. Думаю, Фрейд бы разделил мой восторг.

Суперэго спохватывается, как перед тем спохватывался Рики (а делал он это всегда, когда в нём просыпалось Суперэго). Оно вспоминает: зло имеет персонификацию. Гай явно подразумевает Ясона, но имеет в виду Ид. И именно поэтому говорит точно те же слова, который Рики в своё время выплюнул в лицо Катце: "грязный трюк". Какая стройная параллель! Для Гая-Суперэго Ясон, Катце и Ид - это одно и то же, это сплошной ком грязного "ПЛОХО", которое надо уничтожить. Он не видит разницы между потребностями, способом их удовлетворения и персонификацией этого способа. В отличие от Рики, который начинает это понимать.

А ещё любопытна формулировка "украл его у нас". У кого что болит... В психоанализе это называют реактивным образованием: приписывание другим того, чем страдаешь сам. Суперэго Рики, видя бессмысленность увещеваний, всерьёз задумывается над силовыми методами.

Причём, заметьте, делает это совершенно синхронно с Суперэго Ясона.

Рефлексии Рики

Рики в Апатии. Курит. Сигарета не во рту и не на земле - в пальцах. Сила, но контролируемая, ещё не завладевшая ни Рики, ни ситуацией. Воспоминания плюс фаллический символ: воспоминания о сексе плюс воспоминания о силе, которую этот секс давал Ид.

Хочу ещё раз подчеркнуть, что память Рики о Ясоне, в отличие от памяти о жизни в Кересе, аморфна и архетипична. Краски, в которых он представляет себе происходящее, смазаны, пастельны - это больше абстрактные образы, с которыми он так или иначе ассоциирует отношения с Ясоном как отношения пет - хозяин, чем конкретные воспоминания. И в этом смысле образы, которые он видит, очень характерны.

Разлитое вино. Воспоминания Блонди, фаллический символ Блонди, потеря контроля и беспомощность Блонди. Мы не видим Ясона, но перевёрнутый бокал говорит: происходит что-то из ряда вон выходящее. Ясон потерял контроль над собой. Он полностью поглощен своими желаниями и их реализацией. Всё, за что ему остаётся цепляться - форма этой реализации.

Ясона в кадре нет - он голос, отдалённый и равнодушный, голос безжалостного Мастера. Стандартные формулировки "ты-нехороший-мальчик". Рики в полной "экипировке" пета, со своим фирменным взглядом - напряжённая злость, граничащая со слепой яростью. Всё идёт по плану. Игра в самом разгаре, актёры разогрелись и выдают максимум того, на что способны. Ясон на пике отстранённой жестокости, Рики на пике молчаливого протеста. Это те позиции, в которых им обоим удобнее всего получать удовольствие. Архетипичные для них позиции.

Дальше - один из немногих моментов в АнК, повергающий меня в замешательство.

Ясон: "Мне снова позвать Дэррила?"

Испуг Рики. Лицо Дэррила - воспоминание в воспоминании, очень странный ход сам по себе, памятуя о том. что сейчас, в текущий момент, Рики вспоминает общие образы. Если Дэррил в самом деле так пугал его, не логичнее ли было в этот момент вспомнить конкретный случай, оправдывающий этот страх? Но Рики видит только лицо: красивое, с непонятным цветом волос и глаз, с нехорошим прищуром и ладонью, воровато прикрывающей рот - жест либо смущения, либо лживости. Задумчивый взгляд маньяка-садиста, у которого истощилась фантазия. Я уже говорил, что в аниме ничего нет просто так. Зачем здесь Дэррил? Зачем он здесь и только здесь? Шулдих в своей статье утверждает, что курьер, докладывающий Ясону о посетителях в более ранних эпизодах, и есть Дэррил. Исходя из информации аниме - не более чем вольное допущение. К тому же, на мой взгляд, Дэррил и та мебель непохожи внешне. Но что он всё-таки делает в кошмаре Рики? Почему он так предметен, почему статичен - только взгляд и ладонь у рта. Если он причинял Рики боль (что маловероятно - Рики мазохист, боль не должна быть для него чем-то особенно устрашающим - а Ясон в данном случае имеет в виду именно устрашение), то эта боль должна сейчас вспомниться. А он вспоминается лицо. Причём, учитывая форму воспоминания в воспоминании, учитывая потерявшего контроль Ясона - не исключено, что это лицо вызывает у Рики ассоциации более глубокие и дальние, чем существующие в рамках аниме. Всё больше убеждаюсь: что-то здесь нечисто.

Опять-таки, если абстрагироваться от чисто сюжетного ракурса и рассматривать Дэррила как ещё одну психологическую парадигму, то всё становится более прозрачно. Это даже объясняет, почему Дэррил для Рики - лицо. До сих пор я говорил об Ид как о чём-то добром, хорошем и славном, что только и думает, как бы сделать хозяину приятное. Но вспомним определение: Ид - дикий зверь, который рвётся на волю, даже если ему приходится рвать глотки. В описываемой ситуации-архетипе Ясон потерял контроль (кто знает, в чём это порой проявлялось физически), Рики слишком полно вошёл в роль жертвы - они оба на миг забыли, до чего опасна эта игра. Всегда остаётся риск того, что они забудут о том, что это всего лишь роли, и поверят в них. Потрясающе жестокое лицо Дэррила (по аниме мы даже не знаем, кто он - мебель, пет или даже другой Блонди - уговорившись принимать за исходник только аниме, мы ничего не можем отрицать) - это одно из лиц Ид, с которым Ясон и Рики затеяли не менее опасную возню, чем с Суперэго. И не удивительно, что именно сейчас, возвращаясь в этот сладкий ад, Рики вспоминает худшее, что в нём было - это лицо.

Следующая эротическая (в АнК вообще нет порнографии, поскольку ни разу не изображаются собственно половые органы) сцена столь же символична. Рики онанирует по приказу, удовлетворяя вуайеристские желания Ясона: его заставляют делать себе хорошо. Вспоминается ясоновское "если ты настаиваешь, я тебя заставлю"

Ясон: "Общеизвестно, что соитие петов - публичное зрелище [подразумевается - по определению - С.К.] Когда ты пет, гордость или стыд не нужны".

Не зря Рики вспоминает эти слова - он словно мысленно твердит урок, который его вот-вот спросят. А слова снова пронзительно символичны: когда ты пет, стыд и гордость не нужны. Они просто выпадают за рамки подобных категорий. Пока я хозяин, а ты пет, мы можем взять Суперэго за шкирку и выкинуть вон, потому что оно целиком состоит из понятий "стыд" и "гордость", а здесь их просто нет. Их не существует. Здесь есть только удовольствие. К которому я тебя вынуждаю.

Оргазм Рики подтверждает это. И не говорите мне, что у него на лице в эту минуту отвращение или недовольство.

Ринг, драка. К сожалению, очень трудно анализировать этот кусочек (вообще все воспоминания Рики) из-за отсутствия в аниме исходной информации. Да, мы знаем (вроде как), что подножку Рики ставит Эниф. Но в рамках аниме это не имеет никакого значения. Важнее само поведение Рики в такой ситуации, и воспоминание об этом поведении как об остатках ершистости, которую он упорно продолжал сохранять. Подозреваю, не без помощи Ясона. Не знаю, как у Блонди принято наказывать за такое поведение на людях, но должны быть какие-то санкции. Ясон же наблюдает за происходящим без неудовольствия. Не исключено, что он намеренно выгуливает Рики среди петов, давая тому выпустить пар и спроецировать агрессию, вызванную остаточным неприятием своей роли, на низших. Интересно, Рики никогда не пытался ударить Ясона? Я бы не удивился.

Тем более что следующий кадр - это именно прямая агрессия на Ясона. Если жертва сопротивляется, игра становится ещё интереснее. Ещё больше похожей на настоящую жизнь. Что интересно: за миг до укуса лицо Рики абсолютно спокойно. Потом - опять "вспомнил", как надо себя вести монгрелу. Кровь на белой перчатке, подрагивающий палец. Забегая вперёд и вспоминая каменное лицо Ясона, которому оторвало обе ноги, рискну предположить: в этом моменте боль не физическая. Возможно, минутный проблеск подозрения, граничащего с ужасом: а в самом ли деле это игра?! Не успело ли это перестать быть игрой?! Но нет: бунт был мимолётным, следовательно, формальным. Возможно, Рики в ту минуту было слишком хорошо, и он поспешил напомнить самому себе: я - жертва. Ясон тут же включается в игру и на симуляцию сопротивления отвечает симуляцией жестокости. Симуляцией - потому что после первой вспышки боли Рики почти сразу расслабляется. Хороший кадр: лица Рики и Ясона в профиль, уставшие и очень спокойные.

Какая-то девушка (это Мимея, но я этого принципиально не знаю). Удивительный кадр: когда она целует Рики, он выглядит обколотым. Взгляд абсолютно пустой, поза каталептика. Манекен. Никогда, ни разу он не был таким с Ясоном. Даже в "петятнике", и то не был. Там были хоть негативные, но эмоции. Здесь - полный вакуум. Может, Рики всё-таки убеждённый гомосексуалист? Нет, тогда было бы отвращение. Нет отвращения. Ничего нет. Девушка меркнет, уплывает, умоляюще сжав руки. Была - и нет. Смутный отголосок, эпизод, факт. Но ведь Рики вспоминает только значимые эпизоды. Чем для него значим этот? Девушкой? Или самим фактом того, что он вынужден делать нечто, что вгоняет его в ступор? Интересно, часто ли Рики "выступал" в пет-шоу? Не думаю, что Ясон был бы в восторге от перспективы делить его с кем-то, пусть даже в другим петом. Разве что для острастки. Или в качестве наказания. Или для поддержания игры - если они чувствовали, что слабнут, что не могут больше играть свои роли. Вспоминая перевёрнутый бокал в самом начале - почему нет?

Ясон: "Кольцо пета тебя больше не удерживает. Возвращайся в Керес. Я дам тебе год свободы".

Снова куча двусмысленностей. Кольцо тебя не удерживает - напрашивается вопрос, а что удерживает?.. Возвращайся в Керес - почему именно туда? Попробуй жить по-прежнему? Попробуй жить без меня? Я дам тебе год свободы - тебе, а не нам. Значит ли последняя фраза, что Ясон уже всё понял? Что для себя он всё решил? Что этот год не нужен ему, но нужен Рики, и, понимая это, Ясон согласен подарить ему этот год? Очень хочется протрактовать его слова так - потому что если сделать это, то именно данная формулировка говорит о том, что Ясон любит Рики. Его потребность удовлетворена, его проблема решена, его Суперэго заткнулось, он готов - а Рики нет. Можно было бы продолжить ломать его, но это слишком опасно - есть риск слишком вжиться в роль. Нужна шоковая терапия, ведро ледяной воды на голову - ну так получай. С моим качеством записи непонятно, говорит ли Ясон в спину Рики или в лицо. Кажется, в спину. Это можно трактовать и так: Рики уже уходит, с позволения Ясона или без него. Неужели и сам начинает понимать? И Ясон понимает, зачем он это делает - и говорит, что понимает. Развевающиеся волосы Блонди - это свобода Рики, свобода Ясона, их общая свобода друг от друга - но здесь это слово носит привкус горечи. Эта свобода, которая им не нужна. Ясон понял это ещё до того, как получил её. До Рики доходит дольше. Ну, не у всех ведь IQ переваливает за 300. Кому-то нужно больше времени для решения аналогичной задачи.

Рефлексиям конец. Рики сформировал для себя примерную модель отношений, восстановил её по памяти. Осталось погасить бычок, сунуть его в пустую пачку, смять, выбросить. Он снова берёт на себя пассивную роль. Роль априори бесконтрольную и так же априори неконтролируемую. Он по-прежнему не знает, как поведёт себя в этой роли, и по-прежнему не знает, какое поведение будет правильным. Он сломлен. Он хочет казаться сломленным. Эй, парень, ты же снова пет, помнишь? Существо безголосое и бесправное. Всё, что тебе позволено - это молча получать удовольствие.

Кайф.

Смятая пачка летит в ночную пустоту. Не слышно и не видно, как она падает. И падает ли вообще.

Ясон и Рики

Эта сцена великолепно проинтерпретирована Шулдихом. Лучше него я этого точно не сделаю, поэтому не буду повторять уже сказанное. Только добавлю кое-что, показавшееся мне важным.

Во-первых, надо помнить, что минуту назад Рики смял и выбросил сигарету. Он отдался на волю фатума - на волю Ясона - на волю Ид. Ясон же и не переставал играть. Их разговор - первый разговор в качестве хозяина и пета после долгого перерыва - это в первую очередь ещё немного неуклюжая и неуверенная примерка ролей. Они оба осознают её неуклюжесть, потому прерывается она довольно грубо: Рики дёргается с явным намерением возбухнуть, почему-то этого всё же не делает, чем повергает Ясона в полное замешательство. И Ясон быстренько целует Рики, прежде чем становится ясно, что на самом деле тот не собирается ничего сказать. Довольно жалкая сцена. По-моему, они оба испуганы до чёртиков. Год прошёл, но они пока ничего не знают о том, был ли он плодотворен для Рики, есть ли шанс изменить отношения. Они стремились снова соединиться, чтобы наконец выяснить это - но теперь, когда отступать поздно, они оба боятся того, что всё было зря. Они не уверены в себе и друг в друге. И потому так отчаянно снова цепляются за свои роли.

Прокомментирую только отдельные реплики.

Рики: "Ох, заткнись. Использовать грязные трюки против меня..."

И как он прицепился к этим "грязным трюкам"! Уже в третий раз. Прямо фраза-паразит. Точнее - фраза-идентификатор. Сигнал Суперэго: бип-бип, активизация статуса "пет" прошла успешно.

Ясон: "Не забывай: ты мой пет, Рики".

Аналогично. Сигнал Суперэго: бип-бип, активизация статуса "хозяин" прошла успешно.

Такой вот обмен любезностями. Теперь можно перейти к делу.

Рики очень странно выгибается в руках Ясона. Замирает, словно для него перестаёт существовать всё, кроме чужой руки. Потом - тот самый жалкий поцелуй, не дающий им сказать больше, чем сейчас нужно. Я даже не уверен, что Ясон затыкает Рики, а не себя.

Рики: "Why... why is it?"

Снова двузначность слова why. Если "почему" - то почему я и за что мне всё это. Если "зачем" - то зачем мы продолжаем играть в эти игры, а я-то надеялся, что мы попробуем что-нибудь новенькое. Но в любом случае, Рики не закрывает глаз и не отвечает на поцелуй, даже не поворачивает голову, подстраиваясь под губы Ясона, как сделал в той сцене у себя в квартире. Ясон же самозабвенен. Если испуг Рики проявляется в ступоре и ошарашенности, то испуг Ясона - во всепоглощающей страсти, не оставляющей времени думать.

Так или иначе, после этого разговора они оба смятены и растеряны ещё больше, чем прежде.

Ясон и Катце

Очень интересный разговор. С точки зрения сюжета он довольно прост, но крайне важен с психологического ракурса как разговор Ясона со своим Ид. Первый разговор, надо отметить, который мы видим. Не считая той давней истории со шрамом - но тогда Блонди победил, а Ид было повержено и надолго забилось в угол.

Ясон: "Он work for you раньше. Ты всё ещё можешь использовать его?"

Work for you - привычное "работать на тебя" и более редкое "стремиться к тебе". При обращении к Катце - очевидно первое значение и в целом довольно заурядная фраза. Но при обращении к Ид она приобретает совершенно иной смысл - второй. Рики приходилось стремиться к Ид. Ясон об этом знает. Скорее всего он имеет в виду те три года, когда Рики был петом, облекая удовлетворения желаний Ид в форму сексуального рабства. Но, памятуя о множестве упомянутых отсылок к предыстории, не исключено, что было что-то ещё. Ещё какая-то "работа" на Ид, о которой известно Ясону.

(Совершенно дурацкая мысль: Рики ведь не мог работать в борделе? Правда же не мог? И плевать, что к этому всё сводится...).

Катце: "Да, он умеет достаточно, чтобы заслужить прозвище Рики the Dark".

(Dark - тёмный, тусклый, мрачный, смуглый, глубокий, смутный, скрытный, тайный).

Что же он такое умеет, скажите мне? А то у меня только продолжает развиваться совершенно дурацкая мысль...

Но так или иначе, фраза очень характерная для Ид. Напоминаю: Ид - это как раз тёмное. Рики Тёмный был хорошим учеником своего Ид. Что бы это ни значило. В конце концов, не будем забывать, что Ид - это не только секс, но и агрессия.

(Ещё более дурацкая мысль: не связано ли туманное (тусклое, смутное, скрытное...) прошлое Рики с насилием? Убийства и т.д.?)

Кстати, Катце курит. Он уверен в том, что контролирует ситуацию. Ид уверено тоже.

Ясон рассказывает, что Рики попросил его о таком одолжении. Нет, наверное, всё-таки не попросил, просто упомянул, что его тяготит его положение. Этим может объясняться смешок Ясона. "ОН пришёл ко МНЕ". Как будто он мог пойти к кому-то другому.

Ясон: "Поэтому если ты можешь использовать его, я готов немного приспустить его цепь".

Неудивительно. Ясон готов отпустить Рики на шаг в сторону от себя, но только под присмотром надёжного Ид. Ид, которое на стороне их обоих. А то, не приведи Юпитер, снова выскочит Суперэго и начнёт терзать по новой. Ясон не для того чуть не насильно утащил Рики из Кереса, из поля зрения Суперэго, чтобы позволить ему снова наброситься на бедного парня.

Катце: "Рынок - обоюдоострый нож".

Чем же всё-таки занимался Рики?.. Если это может быть опасно для него - для них - и сейчас? Вспоминаются звериные глаза Дэррила: страх нырнуть слишком глубоко. Интересно, что именно в этот момент глаз Катце не видно: только нижняя часть лица. Та. которую прятал Дэррил.

Глаза Дэррила - и рот Катце (рот, в котором так часто зажата сигарета). Это - Ид.

Катце: "Слухи ширятся как огонь... Ты этого не понимаешь?"

Ясон: "Это значит лишь то, что раскрытый секрет больше не секрет". (Когда Ясон это говорит, Катце тушит сигарету)

О чём это они?.. Уже не о Рики, верно? По крайней мере не только о нём. Ясон швыряет их обратно, в тот памятный для обоих день. Катце немедленно тушуется: смятый окурок, признание поражения. Ид помнит об ударе и не намерено подставляться во второй раз. Теперь на кону слишком многое.

Ясон: "Я не буду вмешиваться, пока он не выйдет из-под контроля".

Катце: "Даже если жизнь Рики станет ахиллесовой пятой?"

Ясон: "Это лучше, чем позволить ему задыхаться в Эосе".

Катце (голос за кадром): "Ты любишь его... так сильно?"

Запомните последнюю фразу. Хорошенько запомните. Дословно.

Не Катце задаёт этот вопрос. Катце здесь нет: только лицо Ясона. Спокойное, немножко смущённое, умиротворённое. И голос: вне его и в нём одновременно: ты любишь его... так сильно? - спрашивает Ид. То, что любишь, сомнению не поддаётся. Но так ли сильно?

Ясон опускает голову. Это очень напоминает кивок. Достаточно долго длящийся, чтобы ограничиться напоминанием и в собственно кивок не превратиться. Когда Ясон поднимает лицо, его выражение неизменно.

Ясон: "Я оставляю это на тебя, Катце". (экран гаснет)

Ид безответственно и взбалмошно по натуре - его тоже надо приструнить, напомнив, что у него есть персонифицированная оболочка, и тут же удалившись по-английски. Весьма в духе Ясона. Вспомним шрам Катце: Ясон привык контролировать своё Ид. Даже смиряясь с его требованиями.

Ну, Рики, спрашивает Ид в темноту. Что ты будешь делать теперь? Когда он сам идёт тебе навстречу? Заметишь это или нет?

Рики на работе.

Тяжёлые будни дельцов чёрного рынка. В кои-то веки Рики сменил одежду. Есс. В униформе он выглядит гораздо элегантнее.

Рики: "Я поеду. Это Даарс, туда день на шатле".

Катце: "Ты не можешь поехать".

Не сухое "тебе запрещено", не банальное "низзя". Не можешь. Физически. Ты слишком привязан к своему Ид, ты слишком вжился в защищающую тебя роль. Ты не можешь. Не сумеешь. Даже если захочешь.

Рики (с горечью и лёгкой насмешкой): "Так моя цепь не столь длинна..."

Катце: "Я рад, что ты это понимаешь".

А вот тут Ид ошибается. Рики не понимает - он осознаёт. Это далеко не одно и то же. Он знает, он смирился - для него это внешний ограничитель, ещё одно насилие, а не естественный закономерный факт. Если бы он это понимал, это означало бы осознание своей дефективности и смирение с ней. Это означало бы конец игры.

Но до этого ещё далеко.

Избиваемый охранниками Эниф.

Катце: "Ты когда-нибудь думал о том, как тебе повезло, что ты здесь?"

Здесь - это под тёплым крылышком Ясона? Неплохая затрещина приподнявшему голову пету. Помни своё место, мальчик, помни, кем ты мог бы стать, если бы не всемилостивейшее благоволение. Очень вовремя это сказано. Ясон приспустил поводок, но этим несколько ослабил тесноту связи по принципу "хозяин - пет". А они все ещё очень нуждаются в этой игре. Они всё ещё зависимы от того, насколько сильно верят в свои роли. Положение надо укрепить за счёт противодействия поблажке. Такой вот затрещиной, например.

Катце: "И как рискует из-за этого Ясон?"

Удар, ещё удар! Судя по реакции Рики, он об этом как-то не задумывался. Погладили, влепили оплеуху, снова погладили. Ты значителен - ты чёртов счастливчик - ты значителен. Круг замыкается. Синяк от затрещины болит уже меньше.

Очень грамотно.

Длинная эротическая сцена

Не буду комментировать её детально - в конце концов, частично она просто изображает своеобразную яойную эстетику и потому в разборе не нуждается. Однако есть несколько моментов, которые я не могу оставить без внимания.

Кадр: волосы Ясона, разметавшиеся по постели. Пальцы Рики, перебирающие эти волосы. Шулдих писал, что ему очень неприятен кадр в лифте, с прорисовкой руки Рики. Здесь рука совершенно другая. Узкая кисть, длинные пальцы. Движения очень странные - резкие, агрессивные, но когда пальцы Рики берут прядь волос Ясона, напряжение немедленно исчезает. Появляется трепетность, почти нежность. Волосы - это сила. Он почувствовал эту силу и немедленно ей подчинился.

Следующий кадр - глаза Ясона сквозь упавшие на них волосы. Это тот же взгляд, что и у Дэррила в воспоминаниях Рики! Взгляд зверя, который получил своё. Взгляд из самой глубины Ид.

Рики лежит лицом вверх. Пальцы Ясона. Без перчаток. Гладят его губы, осторожно проникают в рот. Рики уже не кусается.

Кстати, за всю эту сцену - самую длинную эротическую сцену в фильме - на Рики ни разу нет петской "экипировки".

И Ясон ублажает Рики, а не наоборот.

И ни разу между ними не встаёт третий.

По сути, вся сцена построена на полном контрасте с воспоминаниями Рики. Значит ли это, что для них в самом деле что-то изменилось?

Рики: "Отпусти меня".

Ясон: "Пока нет. Ещё не достаточно".

Рики измучен, Ясон трепетно-нежен. Вот здесь не надо быть психоаналитиком, чтобы понять: они говорят не столько о данном половом акте, сколько о своих отношениях как таковых. Пока они играют, Рики всегда будет говорить "пусти", Ясон всегда будет отвечать "нет". Это что-то вроде обмена позывными. Убедиться, что ты всё ещё здесь.

Поцелуй "после": Глаза в глаза. У Ясона они настороженные, изучающие - он наблюдает за реакцией. У Рики они пустые. Но это не та пустота, которая была в его глазах во время поцелуя с девушкой. То - пустота без начала и конца, как состояние, как процесс. Это - пустота, остающаяся после того, как что-то ушло. Это пустота истощения. Это результат. Нормальная, я бы сказал, реакция перетрудившегося на сексуальном полигоне организма. Мы же видели, Ясон в тот раз его совсем заездил.

И сразу же - постельный разговор:

Рики: "Ясон, это правда, что у тебя неприятности из-за меня?"

В упор не могу понять, в чём корень выводов об эгоизме Рики. Не каждый любящий человек после долгого и утомительного секса станет интересоваться делами своего любовника.

Интересно, что во время этого разговора в кадре не Ясон и не Рики - Гай. Точнее, Суперэго Рики. И оно прямо-таки в бешенстве. Словно слышит. Словно понимает, что значит этот разговор.

Ясон: "Так ты волнуешься обо мне?"

Рики: "Кто, я?! Да я просто не хочу, чтобы меня отправили обратно в Эос!"

Почувствовал. Суперэго неподалёку, оно чует беглеца. Надо быть поосторожнее.

К сожалению, поосторожнее он не был.

Шулдих утверждает, что после этих слов Рики голос Ясона леденеет. Я раз пять прокрутил этот кусочек, изо всех сил стараясь сохранять беспристрастность. Нет, ничего подобного. В первую секунду Ясон действительно слегка повышает голос - но лишь потому, что всё прекрасно понимает. Он тоже чувствует, как Суперэго дышит в затылок. Кто-то из них должен строить защиту - за двоих. Сейчас это Рики. Вполне соответствует правилам игры. И уже следующие слова он произносит прежним полушёпотом, а фразу "редкий зверёк" - даже с эротическим придыханием. Ясон знает и Рики знает: они вместе, Суперэго им не помеха.

Пока оно далеко.

Похищение

Приступаю, пожалуй, к самой тяжёлой эмоционально части АнК. Начиная с этого момента смотреть аниме невозмутимо просто невозможно. А вот анализировать становится всё проще и проще. Проявления Ид, Эго и Суперэго ближе к финалу обостряются. Это радует меня как психоаналитика, но приводит в отчаяние как неравнодушного зрителя.

Ладно, они дошли до конца, и мы дойдём.

Рики в торговом маркете (вероятно, снова в Мидасе). Просто слоняется - думает. Неуловимая параллель с началом: только теперь он ходит ссутулившись, тяжело шаркая ногами. Трудно ему, трудно

Подходит к байку. Кладёт руки на руль. Не слышит, не видит, не замечает ничего вокруг - лицо напряжено, взгляд "внутрь". Прислушивается к ощущениям. Ничего. Пусто. Не меняя выражения лица, отходит в сторону. Мотоцикл - это всего лишь атрибутика. Такой же вещественный символ его монгрельства, как кольцо пета - символ формальной зависимости от Ясона. И равнодушие, с которым Рики отходит от байка, рождает во мне надежду: неужели он начинает понимать?

(Хотя чисто эмоционально в этом крохотном моменте его ужасно жалко. Ну в самом деле, неужели Ясону было так трудно купить ему байк?)

Гай появляется очень эффектно. Это напоминает возвращение Рики к Бизонам. Шум, грохот и мотоциклетный шлем, скрывающий лицо. Попытка Суперэго сыграть на ассоциации? Очень похоже.

Гай очень изящно сшибает Рики с ног (хорошо хоть не убил) и наводит на него шокер. В глазах, кажется, страдание. Выражение "сейчас-будет-немного-больно". Очень символичен способ, которым Гай "отключает" Рики: что-то вроде электрошока. Во-первых, явное насилие: никакой попытки спросить, что сам Рики обо всё это думает. Не потому ли, что Гаю слишком хорошо известен ответ? Во-вторых, шоковая терапия - по принципу "сначала будет очень плохо, а потом совсем хорошо". Жест отчаяния. Суперэго помнит "постельный разговор". Суперэго в панике. Оно понимает: времени у него осталось немного.

Ясон без Рики

Звонит телефон. Рука в неизменной перчатке берёт трубку.

Ясон: "Катце... что такое? Что? Когда?"

Смотрите, смотрите внимательно. Таких больших глаз у Ясона вы не видели и не увидите.

Ясон: "Хорошо... Нет, тебе не надо приезжать".

Судя по его голосу и лицу, как минимум кто-то умер. Отчаяние, горечь, обречённость. Эта сцена примечательна тем, что ни в одной другой Ясон не демонстрирует столь явных и сильных эмоций. Когда он кладёт трубку, его лицо на миг словно сжимается, будто он вот-вот расплачется.

Ищет Рики, пытаясь отследить идентификатор. Не находит.

Ясон (про себя): "Они выбрались наружу? Если да, то куда?.."

Он в замешательстве. Почти в панике. По многим причинам. Об одной из них явно говорит это "они". "Они" в данном случае - Рики и либо его сообщник, либо похититель. Заметьте, Ясону и в голову не приходит, что Рики мог скрыться один. Думаю, я понимаю, почему. Тогда, в упомянутой эротической сцене, всё слишком сильно отличалось от того, как было прежде. Рики это понял, и Ясон это понял. Он-то думал, всё начало налаживаться. Он и сейчас так думает. Он знает: всё шло хорошо. У Рики не было оснований сбегать. Он не мог сбежать. В общем-то, рассуждение логичное и, главное, соответствующее истине. Рики либо увезли силой, либо уговорили уехать. А вот последнего исключать нельзя. Он ещё слишком слаб, хоть и движется в верном направлении. Суперэго ещё слишком сильно в нём. Ясон понимает это - он понимает Рики. И уже не в первый раз это доказывает.

Краткая вспышка: лицо Юпитер. Как ни дико, искажённое болью, очень напоминающее лицо Гая за стеклом шлема. "Тебе плохо, но ты сам виноват, и мне плохо за тебя" - вот это выражение.

Очень короткий разговор с Юпитер почему-то не озвучен. Ещё одна непонятка. Почему? Они говорили что-то само собой разумеющееся? Или что-то настолько неважное, что это даже не надо озвучивать? Просто ещё одна картинка, подтверждающая, что Ясон дошёл до крайней степени отчаяния. Бросаться к Юпитер из-за того, что у тебя проблемы с личной жизнью - это уж никуда не годится. Тем более для Блонди.

Последующий разговор с Раулем, состоящий из стандартного нудения Суперэго, всё больше напоминающего формализм, заканчивается совершенно потрясающей фразой:

Рауль: "Я категорически отказываюсь быть тем, кто вмешивается в твой разум".

Сюжетно - это непосредственная прямая угроза. Последнее предупреждение: угомонись, парень. Ты подошёл к черте вплотную. И я теперь буду просто отворачиваться - так мне на душе спокойнее. Но попомни моё слово, ты плохо кончишь.

Психологически же - это почти полная и безоговорочная капитуляция Суперэго. Оно отказывается вмешиваться в разум Ясона! Только в разум - потому что чувства ему и так никогда не принадлежали. Суперэго Ясона устало и сдалось. Это можно утверждать с уверенностью, памятуя о том, что данный разговор Ясона с Раулем - последний. Более того - эти слова Рауля вообще последние, обращённые к Ясону. И это говорит лишь об одном: как ни парадоксально, Суперэго Ясона гораздо слабее Суперэго Рики. Ясон Минк, Первый Консул Танагуры, Блонди, высший из высших, справляется с довлеющими над ним правилами легко и без особых усилий. Рики Тёмный, лидер кересской банды, монгрел, никто - терзается и мучается от несоответствия требованиям своего социума в десять раз больше и болезненнее. Отчего так? Может быть, оттого, что правила социума Ясона более формальны, более рациональны - более осознаны? В мире Рики нет формальных правил - и именно поэтому те нормы, по которым он жил прежде, закреплены гораздо глубже - на иррациональном уровне, уровне подсознания.

Ну что ж, мы видим, Ясон любил Рики достаточно, чтобы отказаться от своего разума.

Осталось выяснить, любил ли Рики Ясона достаточно, чтобы отказаться от своей души.

К чему скрепя сердце и приступаем.

Гай и Рики в Дана Бан

Это очень важная сцена. Одна из самых важных во всём фильме, причём значение её не ослабевает практически ни на секунду. Но она также и очень тяжёлая. Разбор будет детальным и мучительным. Так что наберите воздуха в грудь.

Рики приходит в себя с лёгким стоном.

Гай: "Как ты себя чувствуешь?"

Рики: "Спасибо, просто великолепно"

Услышав голос Гая, Рики не удивляется - с чего бы, он ведь его сразу узнал. В голосе Гая (вернее, Суперэго) - нескрываемое злорадство. В голосе Рики - усталость. Смертельная. Даже язвительности нет. Даже тени волнения. Я не понимаю, как, слыша эту усталость, можно предполагать, что Рики рад оказаться здесь с Гаем. Его первая реакция - это сдержанное достоинство заключённого.

Рики: "Где мы?"

Это "мы" не подразумевает "я и Гай". Нет давно никакого Гая. Говоря по сути, у Рики серьёзное и глубокое раздвоение личности. Гай давно перестал быть для него человеком, любовником, другом. Гай - это часть его. Часть, которая так о нём заботится и которую он так ненавидит. Но не принимать - не может. Это ведь тоже он.

Гай: "Дана Бан".

Рики: "Дана Бан?! Подземное укрытие революционеров?!"

В субах нет знака "?!", просто знак вопроса, но, я думаю, так точнее передаётся интонация Рики. Он как будто потрясён. Действительно: какая злая ирония! Бункер революционеров. Устроим-ка революцию, ха-ха. Революцию в твоём сознании, маленький пет Ясона Минка.

Рики: "Нас скоро найдут".

То есть: у нас немного времени, чтобы выбить из тебя эту дурь. И когда ты оставишь меня в покое!

Очень интересно расположение Рики и Гая в пространстве в этот момент. Рики на переднем плане, в смятении, зарывшись руками в волосы. Гай - в лёгкой дымке, чуть дальше и чуть выше, смотрит прямо перед собой, поверх Рики - задумчиво, почти мечтательно. Суперэго при власти и на троне.

Гай: "Я должен был прибегнуть к таким мерам, чтобы узнать твои настоящие чувства".

Вот тут не врёт. Суперэго Рики, так же как и Суперэго Ясона, понимает, что теряет позиции. Но в отличие от рационального, рассудительного Суперэго Блонди, Суперэго монгрела дикое и безудержное по своей природе - поэтому, чувствуя близость поражения. оно не вскидывает благоразумно белый флаг, а кидается на амбразуру с храбростью безысходности. Гай прекрасно понимает, что Рики возненавидит его за то, что он сделал, если не возненавидел раньше - и словно торопится поставить в этой истории последнюю жирную точку. Даже если этой точкой будет ядерный гриб.

Рики: "Какой смысл говорить теперь, что правда, а что ложь?"

Прекрасно! Это фраза точно сообщает об одном: Рики знает, что правда и что ложь. Теперь уже знает. Ясон был чертовски прозорлив, отпуская его погулять на год. Этот год не прошёл даром. Рики понял, что было правдой, а что ложью. И понял также то, что говорить об этом с Суперэго нет никакого смысла. Возможно, понял ещё в тот момент, когда Гай избил его ("И это твой ответ?!" - "Прости...")

Но Рики знает так же и то, что, поскольку нет смысла пытаться объяснить Суперэго, что правда и что ложь, выход один: продолжать лгать. Всё равно ему не понять и не принять правды. И он снова прячется за столь удобную и столь привычную маску пета.

Рики: "Три года, Гай. Ты знаешь, что такое быть на самом деле петом?"

Давай-давай. Ты эту песенку помнишь наизусть.

Рики: "Я не представлял, пока не вернулся в трущобы".

А вот это правда. Действительно не представлял. Рики говорит сам с собой и понимает это: он словно подводит итог последним четырём годам, вербализирует то, что чувствовал и осознавал с тех пор, как вернулся к Ясону. Он готовится принять решение.

Рики: "Груз бытия петом эти три года... Яд Ясона запачкал мою кровь".

Запачкал, не отравил (stain, а не poison). Рики не чувствует себя отравленным - он чувствует себя соединённым. Это всё равно что вываляться в грязи вместе. Унизительно, но освобождающе. Они с Ясоном так долго мучили и обманывали друг друга, что теперь никогда не смогут об этом забыть. Они оба испачканы грязными, гнусными, похотливыми лапами Ид.

Рики: "От этого невозможно избавиться. Того, что я был петом, не изменить".

Очень важный момент!!!

Лицо Гая-Суперэго, очень напоминающее лицо Рауля: спокойное, настороженное, изучающее.

Рики прячет лицо. Прячет глаза. Зарылся руками в волосы, низко опустил голову. В голосе боль, напряжение, мука - но ни намёка на слёзы.

Теперь перечитайте ещё раз его слова внимательно. От этого невозможно избавиться - раз. Я был петом - два.

Поразительный монолог. Меня просто повергает в трепет мастерство того, кто его писал. Рики умудряется одновременно утверждать и одно, и другое, усыплять внимания Суперэго и искать правдивые ответы на настоящие вопросы. Этими словами он говорит Суперэго: он сломал меня, мне так стыдно, но мне придётся с этим жить. Но для себя он проясняет наконец две очень важные вещи: первое, они с Ясоном действительно стали целым; второе, он больше не пет. Потому что невозможно избавиться только от самого себя; потому что он был петом, а слово "был" обозначает прошлое. На Рики всё ещё кольцо-идентификатор, но это единственное, что всё ещё делает его петом. Символ, атрибутика, привязка, удерживающая его возле Ясона до этой минуты. Больше она не нужна.

Гай: "Тогда просто избавься от этого."

ТА-ДАМ! Фанфары, фейерверк, всё, что угодно! Это же кульминация, господа! Не столь эффектная, как взрывы в Дана Бан, но не менее значительная. Суперэго, даже в роли жестокого тирана, не перестаёт быть частью цельной личности. Оно услышало, почуяло, уловило смысл терзаний Эго - и подсказало. Даже больше: прямо сказало, что надо делать.

Ах, Рики, какой же ты всё-таки плут. Перехитрить собственное Суперэго, да ещё так чисто - это тебе не шутки.

Реакция Рики на это предложение злая и агрессивная. Верхним слоем сознания он по-прежнему реагирует на внешнее, то есть воспринимает слова Гая так, как воспринимает их сам Гай - то есть буквально. Но он отнимает лицо от ладони - подсознательно он уже не боится смотреть на своё Суперэго. Он чувствует, что победил, хотя ещё не знает этого.

Гай: "Чего ты так испугался?"

Суперэго, если бы ты хоть что-то понимало, ты бы испугалось не меньше...

Гай: "Не говори мне, что ты хочешь, чтобы тебя держали до конца жизни".

Ещё одна изумительная фраза. Конечно, Рики не хочет! Сознанием он не хочет, чтобы его держали петом; подсознанием он не хочет, чтобы его держало Суперэго. А Гай, судя по всему, не имеет ни малейшего представления, куда его заведёт его болтливый язык.

Очень интересно выражение лица Рики, когда он кричит, что гроза никогда не кончится. Мало того, что на фоне ледяного вежливого спокойствия Гая его ярость кажется нарастающей и в полной мере передаёт страшную борьбу, которая происходит в его душе, борьбу Эго и Суперэго за окончательную свободу - стоп-кадр позволяет заметить, что на лице Рики написано какое-то злое, почти злорадное удовлетворение. Он ещё не знает, но уже чувствует: всё идёт как надо.

Рики: "Ты не понимаешь? То, что ты сделал - для него больше чем просто пощёчина. Это всё равно что помочиться на гордость Блонди!".

Суперэго Рики оскорбляет Суперэго Ясона. Наоборот тоже, но в гораздо меньшей степени. И именно это сейчас для Рики главная проблема. Для себя он уже всё решил - теперь его волнует только то, как это воспримет Ясон.

Гай: "Как самоуверенно. Ты говоришь, что Блонди так разбушуется всего лишь из-за похищения какого-то пета?"

Суперэго решило ударить напоследок. Напомнить об унизительной роли, которую Эго Рики было вынуждено играть. Видишь, какой он нехороший? А я тебя разве к чему-то подобному принуждал? Я всегда уважал твоё достоинство (ну ещё бы). И вот увидишь, он заставил тебя играть эту отвратительную роль, а теперь даже не вспомнит о тебе.

Провокация в чистом виде. Последнее оружие тех, у кого закончились аргументы.

Реакция Рики очевидна: ему больно. Его сознание реагирует на прямой смысл слов Гая: а вдруг правда? а с чего я взял, что так важен для Ясона? Подсознание же реагирует на слово "пет" - слово, с которым Рики уже минуты две как себя не ассоциирует. А надо бы.

Ведь формально он всё ещё пет, не правда ли?

Рики: "Так ты действительно хочешь знать правду?"

Я похолодел, когда услышал эти слова. Неужели он не выдержит? Всё-таки сорвётся? Теперь, когда он как никогда близок к цели? Опомнись, Рики, Суперэго нельзя знать правду! Это убьёт тебя!

Гай (с отвратительным сладострастием): "О да. Пока я не буду полностью удовлетворён".

Что-то ужасно пошлое в этой и в последующей сцене. Гораздо более грязное и порнографическое, чем все сцены секса с Ясоном. Надо же: откровенная развратность, садомазохизм и всё остальное кажется невинным и романтичным в сравнении с неуклюжим обнажением Эго Рики перед жадно уставившимся на такой психологический стриптиз Суперэго. Охотно верю, что Рики в самом деле решил устроить такой стриптиз. Сбросить покровы многолетней лжи. Сказать правду. В конце концов, Суперэго - это часть его, ему хотелось бы сохранить её хоть частично.

И Рики действительно устраивает стриптиз. Гай глядит ошалело. Впервые, наверное, видит подобное. И в качестве Гая тоже.

Рики: "Вот правда, которую ты хотел знать! Открой глаза пошире и смотри!"

Лицо у него страшное. Отчаянная, смертоносная решимость. С таким лицом бросаются под танк. Он действительно хочет показать, он действительно показывает правду - всё, что осталось у него от прежней жизни, прежнего самосознания, от жуткой игры, которую вели они с Ясоном и к которой их обоих вынудило Суперэго.

Рики: "Ты знал? Оно заставляет меня дрожать, когда я слегка глажу вот здесь... Здесь, и здесь тоже... Он говорит, это мои эрогенные зоны [дословно - "приятные точки" - С.К.]"

Боже мой, Рики говорит правду. Он говорит правду своему Суперэго. Мне хорошо, слышишь? Мне с ним хорошо. Он сделал так, что мне хорошо. Ты это хотел услышать? Ну так получай!

Гай отворачивается, Суперэго отворачивается. Не хочет видеть, не хочет знать. Рики хорошо! С Блонди! С ума сойти можно! До сих пор он говорил, что ему больно и противно, а тут такая... революция. Удачно подобрано место беседы, ничего не скажешь. Хотя Суперэго рассчитывало на совсем другой результат. Оно потрясено. Куда девалась его похотливая спесь? Оно смущено, оно в смятении. Оно на миг ослабило хватку, пошатнувшись под ударом.

И вот тогда...

Рики: "До тех пор, пока кольцо на моём пенисе, я могу делать с ним это".

Лицо всё ещё злое. Но взгляд - тот же, что был, когда он прикоснулся к выставленному на продажу мотоциклу. Взгляд внутрь. Голос успокоился, замедлился. Рики снова проговаривает то, что понял. До тех пор, пока на его члене кольцо пета - он пет. Пока он пет, игра продолжается. Злая игра, которая даже в лучшем своём виде лишь эрзац того, что они с Ясоном хотят и могут дать друг другу. Ведь на самом деле Рики не хочет "делать с ним это". Он хочет просто его любить. Просто позволить себе наконец его любить.

Рики: "И тебе не разрушить этого!"

Звучит почти торжествующе. Смысловое (не знаю, интонационное ли - японский всё-таки) ударение на слове "тебе". Тебе, Гай, этого не разрушить. Наверное, к сожалению. Это могу сделать только я сам.

Катце (Ид за кадром, в голове Рики): "Если ты действительно заботишься о Гае, порви с ним".

Как ни крути, невозможно жить без Суперэго. Оно стервозно и жестоко, но оно часть нас. Иногда для того, чтобы сохранить, надо отказаться. Сейчас Рики для того, чтобы сохранить свою психику в целостности, надо отказаться от Суперэго. По крайней мере велеть ему наконец заткнуться.

Гай: "Ты говоришь, я эгоист? Разве я не имею прав хотя бы на чувства к тебе?"

Теперь он действительно в отчаянии. Заметьте: во время "обнажёнки" и сейчас они поменялись местами, Гай сидит согнувшись, Рики возвышается над ним. Суперэго почти проиграло, почти сдалось. У него уже нет сил даже на агрессию, остаётся только ныть и клянчить, пытаясь надавить на чувство общности. Мы же часть одной личности, Эго. Ты и я. Мы один человек. Хоть этот человек и запутался по самое не могу.

Глаза Гая: умоляющие, со слабыми отголосками бессильного гнева, с подступающими слезами.

Глаза Рики: спокойные, безмятежные, широко раскрытые.

Рики (то ли шепотом, то ли про себя): "Не говори этого. Не пытай меня... этими глазами".

Страшно, наверное, смотреть в собственные плачущие глаза.

На жалость давит, гад. Тоже, между прочим, компонент Суперэго.

Рики (вырываясь): "Да! Я буду делать то, что мне нравится!"

Вы же видите: он обнажён. Вы помните: он говорит правду.

Суперэго ещё ноет, уговаривает, умоляет, давит на социальные связи, давит на память, на привязанность к своей персонификации - Гаю, но всё кончено. Само виновато. Не надо было просить говорить правду. Ведь до той минуты, пока ты не попросило, Эго не говорило её до конца даже самому себе.

Наконец, отчаявшись совершено, Гай снова прибегает к насилию. Мой, не отдам. Не отпущу. Как Рики напряжён! Особенно заметно по приподнятой руке: почти та же поза каталептика, что и при поцелуе с девушкой. Под конец пламенной речи Гая он немного расслабляется: видимо, первый испуг прошёл, Рики понимает, что Суперэго всего лишь тянет старую волынку и не может сказать ничего такого, что поколеблет его ещё столь зыбкое решение.

Гай: "Ты можешь даже не быть моим Рики...Но только не его! Не его! Я не хочу, чтобы ты был его игрушкой до конца жизни!"

Аллилуйя. В кои-то веки их желания совпадают. Рики тоже этого не хочет. И не будет. Он уже решил.

Кстати, если помните, это очень похоже на лексику Рауля. "Не он. Только не он".

Гай: "Ты не можешь оставить его из-за этого?.. Тогда лучше это снять".

На лице Рики потрясение, боль. И расслабление. И умиротворение.

Потому что произошло нечто удивительное.

Мы видели: Рики перестал чувствовать себя петом. Он понял, что это больше не нужно. Он понял, что больше этого не хочет. Осталась малость - избавиться от атрибутики. Причём избавиться самому - он не может просить Ясона снять кольцо, потому что в принципе тот может и отказать - это в любом случае будет решением Ясона, а не Рики. Поэтому он должен сделать это сам. Кастрировать себя сам. Для того, чтобы окончательно избавиться от роли пета и вернуться к Ясону чистым и свободным - победившим Суперэго и готовым принимать свои истинные желания с открытым сердцем. Если бы он не избавился от кольца, оно продолжало бы символизировать его роль. Символизировать игру. И это было бы равносильно признанию, что игра всё ещё необходима. Что всё было зря.

Поэтому он должен сделать это. Вот так запросто взять и отрезать себе член. Вы бы смогли?.. Я думаю, Рики смог бы. Но всё сложилось как нельзя лучше. Глупое бедное Суперэго в попытке запутать подопечного окончательно запуталось само. Гай не понимает, что кольцо - это не контроллер, а символ. Как не понимает и того, что это символ роли, а не отношений. И избавление от кольца избавит от роли, а не от отношений. И он сам предлагает Рики помочь ему в этом страшном, но необходимом для них с Ясоном поступке. Он думает, что таким образом вернёт Рики свободу. В этом он как раз прав. Только свобода эта от Гая, а не о Ясона. От Суперэго, а не от Ид.

И опять очень яркое сюжетное соответствие психоанализу: Суперэго чаще всего ассоциируется с отцом или человеком, его заменяющим. А главный страх, который ребёнок испытывает перед отцом - это страх кастрации.

В итоге по иронии судьбы и по законам психологической достоверности Гай помогает Рики вернуться к Ясону. Окончательно вернуться. Чистым.

Ясон и Гай: телефонный разговор

Здесь всего несколько важных деталей.

Ясон (берёт трубку): "Рики?.."

Он молчит ещё несколько секунд, и только тогда со смесью беспокойства и гнева начинает допытываться, кто звонит. Вывод номер один: Ясон не исключал, что Рики станет звонить и молчать в трубку. Что такое вообще молчание в трубку? Это шаг навстречу, который хочешь и боишься сделать. Как они всё-таки чувствуют друг друга! Ведь почти в это же время Рики действительно хочет и боится шагнуть к Ясону. Раз и навсегда.

Гай: "Ты не узнаешь меня, даже если я назовусь".

Вывод номер два, важный, хоть и по большей части чисто информативный: Ясон и Рики не чувствуют, не знают и не понимают Суперэго друг друга. Когда они разговаривают, это разговор просто двух людей. Сейчас - Гая и Ясона. Противостояние между ними гораздо менее глубокое и болезненное, чем противостояние между Гаем и Рики или между Ясоном и Раулем. Потому что они люди. Они автономны. Они не делают друг другу больно самим фактом своего существования.

Гай: "Я верну тебе кое-что важное для тебя"

Вывод номер три: в этой фразе полностью отображено их восприятие ситуации. Гай говорит о кольце, Ясон думает о Рики. Гай думает, то для Ясона важна игра. Ясон знает, что - кто - важно для него на самом деле.

Рики и Катце в Дана Бан

Страшная сцена.

Сначала - стол. Что-то вроде снятого пояса и - окурки. Много окурков. Кто курил? Не важно. Символика всё та же: всё кончено. Для всех. Нет контроля, нет памяти, нет пути назад. Теперь уже действительно нет.

Гай склоняется над Рики. Это лицо прежнего Гая. Почти красивое. С нежностью и обожанием в глазах. Конечно - ведь Суперэго угомонилось, отпустило бедного парня, вынужденного быть его персонификацией. Оно решило, что победило.

Поцелуй - последний. Очень символично, что Рики его не чувствует. Гай уходит. Подозрительно долгий кадр: две бутылки. Одна перевёрнутая, другая стоит. Опять обратная символическая аллюзия от вина Блонди - один контроль сохранил, другой потерял. Есть ещё и более фрейдистская, более буквальная и более грубая трактовка, но мне она в данном случае не нравится. Хотя, учитывая то, что Гай сделал с Рики, она вполне уместна.

Рики медленно открывает глаза, поворачивается на бок. Быстрый взгляд вниз, и тут же - к делу. Звонок Катце.

Кто-то ещё будет меня уверять, что Гай кастрировал Рики насильно? Какие вообще могут быть вопросы в этом смысле? Ну представьте (не приведи Юпитер, конечно, но гипотетически): вот с вами такое сотворили. Видимо, хорошо приложив по голове бутылкой из-под стаута вместо анестезии (или тем же шокером, уже проверенным в действии). Вы, естественно, ничего не чувствуя и не подозревая, приходите в себя. Что, вы посмотрите вниз, хмыкнете и вернётесь к обычным делам? Рики полагалось как минимум завопить и начать шарить руками по кровати с криками "Где ты, маленький Рики?" Делает он что-то подобное? Отнюдь. Он даже не удивлён. Хотя ему, без сомнения, очень больно. Вероятно, он просто истекает кровью.

Но нет никаких сомнений: он сознательно позволил Гаю кастрировать себя. Думаю, не без благодарности в глубине души.

Входит Катце. С пистолетом. Почти издёвка. Оружие, особенно огнестрельное - тоже фаллический символ.

Рики сидит, свесив руки и голову между колен. На него жутко смотреть. Действительно жутко.

Потому что это не Рики.

Просто сказать - отрежь член, избавься от роли пета, раз-два. Это ведь не просто роль. Не только роль. Это защита, это стена, это то, чем измученное запутавшееся Эго ограждало себя на протяжении многих лет - и при возвращении в Керес тоже. И вот все защитные покровы сметены. Это всё равно что оказаться одному в ледяной пустыне. Это не Рики - это голое, мокрое, избитое, едва живое Эго. Оно ничего не соображает, ему дико больно и страшно просто до одури.

Как же надо было любить Ясона, чтобы пойти на такое!

Катце: "Я ожидал чего-то в этом роде. Ты действительно безнадёжен".

Ид ожидало, что Эго пойдёт погулять. Оно привыкло, что Рики то и дело ударяет в голову классовая гордость. Вот дурак, думает оно, как же ты меня замучил.

Оно ещё ничего не знает.

Кстати, спокойствие Катце говорит о том, что нигде нет крови. Надо же, как Гай аккуратно справился с задачей.

Катце: "Ну и кто тебя надоумил? Гай?"

Это отголосок "где они?", оброненного Ясоном. Ид - общее Ид Рики и Ясона - понимает, что Рики "скорее жив, чем мёртв", и его формирующиеся установки не смогли бы пошатнуться сами по себе. Ясен пень, тут дело в Гае. В Суперэго.

Ясон не понимает природу Гая, но Катце - да. Потому что природа у них в чём-то схожа. Они - другая сторона.

Рики: "Как Ясон?"

Ох, я-то плохо, я плохо, я просто подыхаю, веришь? А он-то как? Надеюсь, ему не пришлось платить... Разве этой боли недостаточно, чтобы заплатить за нас обоих?

Катце: "Иди и посмотри".

Хватит прятаться, может, достаточно для этого раза?

Рики: "Слишком поздно. Я больше не могу видеть его... Я не могу вернуться, Катце. Я больше не мужчина. Я теперь то же, что и ты. Это был единственный способ снять кольцо пета. Какая горькая расплата".

Не забывайте: это Эго. Голое, беззащитное, испуганное. Это вопль ребёнка, покидающего уютную тюрьму материнского лона и впервые видящего настоящий мир. Мир без спасительной защитной оболочки. Ты не можешь вернуться к Ясону, кричит Эго, впервые в жизни полностью лишившееся суровой поддержки Суперэго и с перепугу вспомнившее всё, чем его учили. Ты не можешь вернуться, ведь ты потерял свою главную игрушку! Как же вы с Ясоном теперь будете играть? А они не будут играть больше. Никогда. Просто Эго ещё не осознало, что можно быть вместе, не играя. Поэтому ему так больно. Так больно и так страшно, что я просто не могу на это смотреть. Но что поделать - "горькая расплата". Расплата за слишком долгие игры, за право чувствовать то, что хочешь, и не признаваться себе в этом.

Реакция Ид - гнев и ужас. Оно видит слабость Эго. Оно понимает, что нет никакой уверенности в том, что из этого что-то выйдет. Рики не был готов. Ему было нужно ещё немного времени. Но выбора не оставалось. И теперь можно надеяться только на силу его Эго. А Катце в ней не уверен - Ид в ней не уверено. Отсюда - ярость и резкие фразы вроде "идиот" и "глупости". Конечно, идиот, конечно, глупости. Но даже глупости, сделанные идиотом, в умелых руках можно применить с пользой.

Конец этой сцены - первый луч света.

Рики: "Прости. Я разберусь с этим".

Он не храбрится. Он правда так думает. И уже почти улыбается. Глазами.

Ясон и Гай

Развевающиеся волосы обоих. Две силы, две стихии: внешняя и внутренняя, конструктивная и деструктивная. Наш последний бой.

Ясон: "Ты Гай, да?.. Бывший партнёр, строящий из себя рыцаря?"

Ни черта ты не понимаешь, думает он. И Рики знает, что ты ни черта не понимаешь. Ты один воображаешь, что всё знаешь лучше всех. Лучше нас.

Внутри:

Ясон: "Не говори, что ты держал Рики в месте вроде этого".

Английское confine используется только в контексте "держать в заключении". Потрясённая интонация Ясона говорит о том же. Стало быть, он всё прекрасно понимает. И его недавнее "они" не говорило о том, что он подозревает Рики в умышленном побеге. Ясон знал: его заставили. И продолжает так считать. Небезосновательно, согласитесь.

Гай: "Не говори, что Блонди Танагуры скажет такое от души".

Ясон: "Хозяин не нуждается в причинах, чтобы заботиться о своём пете".

Он всё ещё играет. Он ведь не знает, что игра окончена, что нет смысла и дальше придерживаться ролей. Ясон хоть немного честен только со своим Ид и Суперэго - а кто такой этот монгрел, чтобы приоткрывать ему часть себя, часть его и Рики? Попытаться убедить в искренности намерений? Полноте. Он того не стоит. Не как монгрел - как человек, пытающийся решать проблемы насилием.

Гай: "Держу пари, ты считаешь меня психом. Что может сделать чокнутый монгрел против Блонди? Но, чёрт, дерьмо тоже имеет гордость".

Как должно быть смешно Ясону это слушать! Монгрел, насильник, дурак будет говорить ему, Блонди и умнице, что такое гордость. Ему, который, имея для гордости все основания, сумел от неё отказаться.

Ясон: "Верни его. Он мой пет".

Продолжаем играть. С чего бы останавливаться?

Гай бесится из-за слова "мой": помните, как он шептал "Не его, Рики, только не его!" А пет, не пет - уже всё равно. Гай ведь полагает, что эта проблема решена. Так и есть. Но вовсе не тем образом, как он думает. Подобные Гаи всегда мыслят узко, исключительно формальными материальными категориями. Нет члена - нет проблемы. Ну так забирай то, что для тебя важно.

Ясон в шоке. Мне кажется, он думает о боли, которую пришлось пережить Рики. Закономерное предположение, если вспомнить о том, как он отреагировал на мысль, что Гай держал Рики в таком неуютном месте.

Ясон: "Я... убью тебя!!"

Кто-то ещё будет меня уверять, что Блонди не способны испытывать эмоции? А если способны, то идеально их контролируют? Я слышал мнение, что столь дикая ярость Ясона в этом моменте - ярость собственника, у которого отобрали дорогую вещь. Но ни один собственник, тем более "безэмоциональный" Блонди, не станет бросаться с кулаками на обидчика. Тут что-то гораздо более простое и глубокое. Например, боль за того, кого любишь.

Его нога разбивает коробку из-под кольца пета. Ясону нет до него дела. Ему нет дела до петства Рики, до того, что это петство символизирует. К чёрту. Этот псих изуродовал его любимого. Ясон вряд ли понимает значение, которые имеет для Рики кастрация. Исходя из предыдущих реплик, скорее, он уверен, что Гай кастрировал Рики насильно. Полагаю, он удивился бы, если бы Рики попытался объяснить, как важно ему было снять кольцо самому. Думаю, он сказал бы что-то вроде: "Тебе ведь достаточно было попросить меня". И, думаю, знал бы, что лжёт. Сам бы он не сделал этого никогда - не решился бы. Как можно быть уверенным в Рики?.. Как можно быть уверенным, что это не старые позывные "пусти - не пущу"? Так что по-любому хорошо, что не дошло до такого разговора. Он всё равно ни к чему бы не привёл.

Финал в Дана Бан

Рики и Катце. Рики идёт к Дана Бан, Катце остаётся. Почему?

Уже доверяет? Уже верит, что Эго пришло в себя и готово принять окончательное решение?

Ведь для Рики теперь два пути. Я о них говорил в самом начале. Или к Ясону, или прочь от него. Но больше не по принуждению Ид или Суперэго. Просто - исходя из того, что он действительно хочет.

Рики, шатаясь, бежит по коридору. Слышит сдавленный крик.

Рики: "Гай..."

Думаю, он понял, что Ясон тоже внутри. Пока что трудно судить, о чём говорит его поспешность и это слабое "Гай..." Он мог решить вернуться к Гаю. Он мог решить вернуться к Ясону - но для дальнейшей спокойной жизни ему все-таки необходимо сохранить цельность. Сохранить Гая. По крайней мере живым.

Первый взрыв. Ясон статичен, лицо разгладилось, взгляд отстранён - первый шок прошёл, он не собирается пачкаться о Гая и дальше. Может быть, понимая теперь, что не имеет права убить бывшего любовника Рики. А подсознательно - зная, что не может вмешиваться в его отношения со своим Суперэго.

Гай (Суперэго в чистом виде): "Я не отдам его. Ты уйдёшь вместе со мной".

Тут даже комментарии излишни. И так всё ясно.

Ясон просто даёт ему ногой по зубам. Всё. Этого достаточно.

Рики ломится в дверь. Зовёт Гая. Наверное, боится звать Ясона. Мне кажется, он не знал, кого выбрал, пока не открылась дверь

Лицо Рики. На нём растерянность, но удивления нет. Робкий шаг назад - он не знает, как Ясон воспринимает всё произошедшее, понимает ли глубинный смысл, или видит только внешнее. Ясон шагает к нему и обнимает. Очень порывисто. Но не крепко. Можно вырваться - если захочешь.

Рики не вырывается.

Вот это и есть его поступок - главный поступок, пожалуй, самый главный из всех, которые он совершает. Это первые объятия, в которых он может быть самим собой. И он не прижимается к Ясону, не просит этим жестом спасти его голое, беззащитное Эго, но и не вырывается, демонстрируя готовность к окончательному разрыву. Он стоит неподвижно, не напрягаясь, расслабленно - это поза смирения со своей дефективностью, со своей сущностью, нежелание ломать её и обманывать себя дальше. И это позволяет мне утверждать: да, Рики любил Ясона. Именно это, а не его возвращение и готовность умереть вместе.

Кадр, который можно найти в скриншотах: объятия Ясона и Рики крупным планом. В глазах обоих - страшная усталость.

Их разъединяет только взрыв. Неизвестно, как долго они стояли бы так, если бы он не прогремел. Рики отстраняется и только теперь замечает Гая. Глаза открыты, но жизни в них нет. Умирающее, почти уже мёртвое Суперэго. Умирающая, почти уже мёртвая часть Рики.

Я прекрасно понимаю его ужас.

Рики: "Не может быть... Почему? (Зачем?) Ты обещал не причинять ему вреда!"

Это же моё Суперэго, это же часть меня, ну как ты всё ещё этого не понимаешь?! Я могу ненавидеть его, но я никогда не смогу от него окончательно отказаться! Ведь это буду уже не я! Что же ты наделал?!

Вместо ответа Ясон показывает кольцо. В глазах вопрос. Ты понимаешь, что это значит? Он сделал тебе больно. Да его мало за это просто убить.

Ясон: "Это неотвратимое возмездие. Идём, Рики. Что такое?"

Рики (кладя руку Ясону на плечо): "Ясон, пожалуйста. Я не могу оставить Гая здесь. Он ведь не умер, правда? Пожалуйста, спаси его!"

Две вещи: во-первых, раньше Рики никогда не касался Ясона первым. Во-вторых, я согласен с Шулдихом, что скорее всего он никогда ни о чём Ясона не просил. Давняя реплика о том, что он задыхается в Эосе, исходит от Ясона - не думаю, что Рики оформил это как просьбу. Тогда он ещё не имел права просить. Но теперь всё изменилось. Он больше не пет, Ясон больше не хозяин. Если между ними и сохранилась субординация (всё-таки это неизбежно - ни в одной паре нет настоящего равенства), то она больше напоминает субординацию между самураями (аниме-то японское). Они почти равны, но "некоторые равнее других". Больше не вещь и владелец - но они навсегда останутся слугой и господином. Разница в том, что это уже не игра. И в том, что слуга, в отличие от вещи, может уйти. Если захочет. Потому что у него есть те же достоинства и права, что и у господина, просто он сознательно и добровольно ими поступается ради того, кто для него важен. По большому счёту, в паре любящих друг друга людей всегда один вассал, а другой сюзерен. Так вот, в средневековье среди самураев практиковалась так называемая "просьба на всю жизнь". Самурай имел право единожды обратиться с господину с просьбой. И господин был обязан эту просьбу выполнить. Но с той поры и до самой смерти самурай обязывался никогда ни о чём не просить. Мне кажется, здесь имеет место нечто подобное. И ничего удивительного, что Ясон эту просьбу выполняет. Это просьба на всю жизнь, просьба от равного, добровольно отказавшегося от своего равенства. Рики просит не убивать часть его. Просит позволить ему сохранить целостность. Ясон не может отказать ему. Думаю, и не хочет.

Но прежде, чем понять это, он должен кое-что прояснить для себя. Он должен знать, важен ли Гай для Рики только как воплощение его Суперэго, или же как сам Гай. Последнее сильно затруднило бы их с Ясоном дальнейшее взаимопонимание. Для того, чтобы узнать это, Ясон должен задать правильный вопрос. Вопрос, на который можно ответить только честно.

А кто у нас задает только честные вопросы?..

Ясон: "Ты любишь его... так сильно?"

Опыт откровенности с Ид не прошёл даром. Думаю, Ясон только теперь понял, что имел в виду Катце, в своё время задавая ему абсолютно аналогичный вопрос.

Трудно перевести ответ Рики. А жаль. Он не принципиален - в худшем случае он может означать лишь то, что Рики любит Гая. Но это ведь нисколько не мешает ему любить Ясона. Более того - очевидно, какую любовь он выбирает. Я не знаю, что он говорит на японском - но в английском это переведено как "That's not it". Дословно: "Это не то". Может означать как "нет, это не любовь", так и "это здесь ни при чём". Последнее как раз подразумевает: да, люблю, но не в том дело. Следующая фраза Рики созвучна с обеими версиями. Он говорит: "Ты и я driven ("втянули" либо "довели") его в это". Это может быть настоящей причиной (если Рики не любит Гая) либо более веской причиной. Но так или иначе - Рики чувствует ответственность за произошедшее. Сейчас он вынужден отвечать на прямой вопрос Ясона, нашёптанный Ид, то есть говорят они о Гае, о парне по имени Гай, а не о том, что им движет. И даже если принимать слова Рики как признание в том, что Гая он все-таки любит - сам же Рики утверждает, что дело не в этом. Любовь к Гаю не столь важна, как чувство вины, которые будет тяготить Рики, если он даст Гаю умереть. Единственное, пожалуй, проявление эгоизма со стороны Рики за весь фильм. Но также и подтверждение того, что, если Рики и любит Гая, то меньше, чем Ясона. Потому что ради Ясона он позволил себя кастрировать, а Гая хочет спасти ради собственного спокойствия. Огромная жертва - и вопиющий эгоизм. Ещё вопросы есть?

Но чтобы Ясон понял, что не всё так просто, Рики спешит объяснить ему своё отношение к Гаю.

Рики: "Это нормально для тебя, но если я abandon его сейчас, я буду хуже дерьма! Я не смогу жить с этим!"

Очень важная реплика и очень многозначная. Abandon - "оставлять" и "отказываться". Как об отношении Рики к Гаю говорит явно: я хочу спасти его, чтобы потом не мучиться самому. Как об отношении Рики к Суперэго - не менее явно: если я откажусь от этой части себя, я превращусь в ничтожество. В убогое подобие человека, от которого оторвали треть его сути. И, конечно, жить с этим невозможно. Действительно невозможно. Это шаг к настоящему безумию.

И ещё: фраза "это нормально для тебя". Последняя точка в утверждении: Ясон всё понимает и Рики всё понимает. Теперь, со стороны, конечно, виднее. Рики знает, что играть Ясона вынуждал разум. Он понимает, что его самого вынуждали играть чувства. А чувства побороть труднее. Ясону гораздо проще отказаться от своего Суперэго, чем Рики от своего. И он напоминает Ясону об этом.

Теперь Ясону всё ясно. Рики побеждает Суперэго, для него не важен Гай, но он не хочет ни отказываться от первого, ни убивать второго. Очень разумно и весьма достойно. Я им немножко горжусь.

Ясон, думаю, тоже. Он всё понимает и без единого слова выполняет просьбу Рики.

И всё могло бы быть хорошо, если бы не эта долбаная взрывчатка.

Ясон идёт по коридору, Рики еле плетётся за ним. На какой-то миг Ясон оборачивается, словно проверить, всё ли в порядке - совершенно не созвучно с версией Шулдиха о том, что в эту минуту Рики должен быть ему слегка противен. Тогда уж логичнее было бы идти с каменным лицом и делать вид, что Рики здесь нет.

В этом месте качество записи у меня неважное, но я думаю, что могу с уверенностью описать произошедшее.

Снова взрывы. Ясон, уже успевший выйти из ворот, бросается назад, отшвыривая Гая, как куклу. Суперэго-Суперэгом, но Эго ему безусловно дороже. Он подхватывает Рики, почти тащит его к выходу и, видя, что они не успеют, с силой толкает его вперёд. Без этого толчка Рики остался бы внутри.

Вы знаете, что сталось с Ясоном.

Вспоминается Рикино "Как Ясон?" Ему не пришлось платить, правда?.. Пришлось. Рики заплатил за то, что они перестали играть - Ясону пришлось заплатить за то, чтобы они могли начать жить. Очень символично, что обе расплаты однотипны: тяжкое физическое увечье. Но ведь в итоге живы оба. Пусть и оба умирают.

Зато круг наконец замкнулся. Они оба отказались от масок, они ничего друг другу не должны. Они чистые.

Жестокая справедливость. Весьма в духе японского менталитета.

Рики видит, что произошло.

Ясон: "Забери Гая. У тебя (у вас?) мало времени".

Он не требует, чтобы Рики остался, хотя вправе. Более того - в такую минуту думает о Гае. Он хочет, чтобы Рики остался цельным. Он очень сильно его любит.

Но Рики-то уже знает, что останется. Он на секунду опускает голову, стискивает зубы - это длится очень недолго, но достаточно чётко показывает принятие решения. Именно поэтому он выносит Гая. Именно Гая - Суперэго ему больше не нужно. Он выносит Гая наружу, наверх, он выбрасывает его из их с Ясоном общей жизни - точнее, из их с Ясоном общей смерти. Чёрт возьми, Гай слишком долго отравлял им жизнь, чтобы позволить ему отравить им ещё и смерть.

Ясон смотрит Рики вслед. Думая, что видит его в последний раз. Потом закрывает глаза. Разбежался. Этот стервёныш даже умереть спокойно не даст.

Катце тормошит Рики. Судя по всему, тот либо потерял сознание, либо просто отключился на несколько секунд.

Рики (встрепенувшись): "Гай! Помоги Гаю!"

Казалось бы, странная фраза: с чего это Катце помогать Гаю, когда Ясон остался в Дана Бан? Ан нет, ничего странного. Ясону-то Рики поможет сам.

Катце: "И ты просто бросил его там?!"

Ох, Ид, ну и досталось же тебе, бедолаге. Как они с Ясоном тебя настращали. Ты всё ещё не доверяешь Рики. В общем-то, тебя можно понять. Ты испугано не меньше. Ты видишь, что план вроде бы сработал, но физически всё вышло из-под контроля. Ты не знаешь, что сейчас победит в Рики - внешняя привязанность или внутренние потребности. Оно и понятно. Тебя ведь не было в Дана Бан.

Добавлю для тех, кто утверждает, что Рики не вернулся бы, если бы ему не попенял Катце. Вы хоть понимаете, что было на кону? Катце не Суперэго, ему начхать на совесть Рики. Оно и понятно - какая к чёрту совесть, если жить осталось всего ничего? Не успеет замучить. Но как бы ни была сильна даже совесть, нельзя на одной голой совести заставить человека вернуться во взрывающееся здание и умереть вместе с тем, кто оказался там по его вине. Нет совести, способной вынудить на такое. Нет такой вины. А вот любовь - есть.

Другое волнует меня: вернулся бы Рики, если бы не был кастрирован? Если бы оставался петом?

Мне почему-то кажется, что нет. Когда он был петом, не было любви. Никакой. Они не могли её позволить ни себе, ни друг другу.

Ясон вспоминает слова, с которыми отпустил Рики. "Кольцо пета больше не удерживает тебя". Как же это созвучно тому, что происходит сейчас! Действительно, кольцо пета его больше не удерживает. Удерживает кое-что другое. "Я буду ждать этой минуты... Минуты, когда ты действительно станешь моим".

Дождался.

И вот идёт Рики. Его возлюбленный, его самурай. Идёт, чтобы разделить с ним смерть. Как полагается самураю и возлюбленному. Если он того хочет.

Вы же помните, что самураи - это свободные люди.

Ясон удивлён. Он ошарашен. Он не ожидал. Он слишком альтруистичен, чтобы требовать чего-то подобного даже от своих надежд.

Ясон: "Рики... Why?"

Снова то ли почему, то ли зачем? Скорее почему, потому что зачем - и так ясно.

Рики (видимо, обращаясь к Катце): "Поэтому я вернусь".

Катце: "Ты серьёзно?"

Ид не может поверить своему счастью.

Рики: "Он знал, что Гай будет помехой. Он рисковал собой, чтобы спасти меня. Этого достаточно, чтобы вернуться".

Не про Дана Бан он говорит. Отнюдь. Он говорит о новом понимании всего, что происходило с ними эти четыре года. Отношения "хозяин - пет" были мучительны в первую очередь для Рики. Ясон и раньше наверняка баловался вуаейризмом вкупе с БДСМ. Для него это более естественная и более привычная роль. А Рики его роль уничтожала. Его надо было спасать. И Ясон сделал это. Он отпустил его на волю - рискуя собственной ролью, собственной внутренней гармонией, которой ему только-только удалось достичь. Это очень много. Гораздо больше, чем отдать свои ноги за жизнь Рики.

И Катце даёт Рики "чёрную луну". Ту самую, в своё время послужившую предупреждением. Ну что ж, предупреждение проигнорировано.

Лицо Катце спокойное. Почти довольное. Ид в нём ликует. Сволочь...

Рики (садясь рядом с Ясоном): "Спорю, тебе скучно тут одному. Думаю, ты не против поболтать с кем-нибудь. Скажи, если я зануда. Я заткнусь".

Абсолютные глупости, исходя из обстоятельств, и говорит он их с болью в голосе. Но мне кажется, или правда сквозь эту боль пробивается улыбка? Интересно, шутил ли Рики с Ясоном хоть когда-нибудь? Болтали ли они о всякой ерунде, говорил ли Ясон: "Ох, Рики, заткнись, ты такой зануда"?

Думаю, что нет. Было нельзя. А теперь можно. Теперь всё можно. Например, положить голову Ясону на плечо. Просто потому, что так захотелось.

Рики: "Не в моём духе кокетничать, но я могу по крайней мере свернуться у твоих ног".

Могу. Я могу. Раньше не мог - не имел права, чёртова гордость не позволяла. А теперь я послал её подальше. Теперь мы оба послали подальше всё на свете. Слышишь, Ясон: я хочу свернуться у твоих ног. Всегда хотел. А теперь вот могу. Наконец-то.

Ещё секунду лицо у Ясона каменное. Он не может поверить. Потом опускает голову. И слегка улыбается.

Наверное, думает, что оно того стоило.

Взрывы. Рушится Дана Бан. Рушится старый мир. И неважно, что он погребёт под собой тех, кто его разрушил.

"Чёрная луна" - сигареты с ядом. Фаллос и смерть, Эрос и Танатос в долгожданном единстве. Ид жестоко. Ид безжалостно. Ид - это не только удовольствие, но и разрушение. Ид победило. Полностью. Сигареты в зубах Ясона и Рики: прямые, соприкасающиеся. Их первый и последний половой акт в качестве самих себя. Думаю, самый сладкий. Именно потому, что смертоносный.

Рики тесно прижимается к Ясону. Как никогда тесно. Как будто стремясь стать с ним одним целым.

Что, в общем-то, и происходит.

Рушится Дана Бан.

Кричит Юпитер: компьютер, до того излагавший свои взгляды модемным попискиванием, кричит полным горя женским голосом.

Дрожащие от боли глаза Рауля. Губы произносят одно слово. Не знаю, какое.

Лопнувшее стекло - это ещё больше чем перевёрнутое, это бесповоротность. Это конец.

Они проиграли.

Катце - Ид. Приходит в тёмный дом. Привычно закуривает. Какое-то время курит, не открывая глаз. Курит, чувствуя в себе силу. Силу победителя. Оно победило так же безоговорочно, как проиграло Суперэго. Ура. Ура.

Я победило, думает Ид и плачет.

Сигарета выпадает из его рта. Падает на пол, но не гаснет. Всё кончено... и ничего не кончено. Сигарета не гаснет. Ид плачет на фоне тоненькой струйки сигаретного дыма, победно тянущегося вверх. Плачет над своей пирровой победой.

Гай на пепелище. Да, Гай. Суперэго умерло вместе с Рики. Своей смертью Рики освободил его - освободил Гая. От своего Суперэго - и от себя. А потому и сам ушёл свободным.

Они оба ушли свободными.

 

Послесловие

"Любовь и смерть - два излюбленных мотива человечества,
ведь и над любовью, и над смертью так сладко поплакать,
особенно когда они слиты воедино".
Анабель Лурье.

 

Гай: "Ты можешь соглашаться или отрицать, но за такую любовь можно расплатиться только так".

Он прав. До чего же он прав.

Финал АнК трагичен, это признают все... Возможно, делая поспешные выводы. Следует ли в этом изломанном, дефективном мире оставлять привязку к традиционному - для европейца - мировоззрению? Не думаю. Кто-то возразит, что, как ни крути, они всё равно погибли бы. И это очень сомнительно. Рики изувечен. Но на Амой большинству кастратов живётся лучше, чем полноценным мужчинам (уж простите мне подобный цинизм). Ясон остался без ног. Но даже в наше время вовремя оказанная медицинская помощь может в такой ситуации спасти человеку жизнь, и даже в наше время делают чудо-протезы, помогающие ходить безногим - думаю, на супер-развитом Амой для Первого Консула уж как-нибудь расстарались бы. Ясон и Рики решают уйти из жизни, как истинные самураи решают совершить сеппуку - это именно решение, это ещё один поступок. Последний поступок в рамках фильма. Но говорит он очень о многом.

Перед этим я попытался доказать, что в итоге и Ясон, и Рики победили свои Суперэго, признали своё Ид, смирились со своей дефективностью и, наконец, обрели свободу. Но по иронии судьбы именно поэтому для них не остаётся иного выхода, кроме смерти. Пока они жили в дефективном мире, пряча от него свою дефективность - в первую очередь потому, что прятали её от самих себя, - пока они играли по заданным правилам, их существование в этом мире было возможным. Теперь они осознали и приняли свою дефективность - но мир, их окружающий, своей дефективности по-прежнему не принимает и не осознаёт. За гармонию с собой Ясон и Рики заплатили окончательной и бесповоротной дисгармонией с социумом. Они могли попытаться существовать в нём и дальше, хоть уже и не по-прежнему, но выбрали смерть. И их выбор можно понять - потому что продолжая испытывать давление, теперь уже со стороны внешней, а не внутренней, они были бы вынуждены адаптироваться, чтобы выжить - и снова начали бы изменяться.

Трудно предположить, куда бы их завели такие изменения, но попробовать можно. И мне совсем не нравятся наиболее вероятные выводы. Единожды использованный метод при достижении цели осознаётся - стало быть, действовать перестаёт. Ясону уже не поможет роль хозяина, Рики больше не спасёт роль пета. Самое очевидное и самое ужасное в этом случае - инверсия ролей, то есть банальный ими обмен. Жуткая основа для фанфикшена - и своей простотой, и своей безжалостностью. Почти наверняка подобный эксперимент закончился бы провалом: слишком несвойственны такие роли для героев (на прежние роли они подходили почти идеально, именно потому роли эти возымели терапевтическое действие). В лучшем случае последовал бы болезненный разрыв, в худшем... Я не хочу даже думать об этом.

Осознавали Ясон и Рики это или нет, неизвестно - но выбор они сделали правильный. Более того - единственно верный. И это позволяет мне сделать невероятное заключение: финал АнК - счастливый. Самый счастливый из всех возможных. И это лишь подтверждается маленьким, но удивительным фактом: Рики и Ясон уходят цельными, чтобы не быть сломанными поломанной системой - и своим уходом делают систему цельной. Потому что почти человеческий крик чего-то очень похожего на горе, исторгнутый Юпитер - машиной! - говорит о потрясающем факте: изгнав из себя дефективные элементы, мир осознал свою собственную дефективность. Именно поэтому так трудно говорить о том, что произойдёт после того, как закончатся титры. Но бесспорно одно: маленькая больная любовь маленьких больных людей сдвинула чудовищный монолит с мёртвой точки, и Амой вряд ли когда-нибудь станет таким, как прежде.

У всего есть две стороны, и за всё надо платить. Но плата почти всегда стоит того. Это история о честности - в первую очередь перед самим собой. О боли, которой за неё расплачиваешься. И о том, что результат стоит этой боли.

Даже той боли, которую чувствую я, говоря всё это.

P.S. Когда я редактировал эту статью, параллельно слушая музыку из финальных титров АнК, в комнату вошёл близкий мне человек. "Красивая музыка", - заметил он. "Да, - ответил я. - Жалостливая, правда?" И он сказал: "Нет. Очень светлая".

 

(c) Cris Koyani
февраль 2003

 

обратно